ЛитВек - электронная библиотека >> Популярные авторы >> Дмитрий Александрович Пригов

КОММЕНТАРИИ 503

Родовая земля
Александр Сергеевич Донских

Отличная русская проза. Заслуживает самого пристального внимания и распространения!

Смер. Ю.     #189119
Вселенная шамана
Андрей Шумин

Жаль, что такие содержательные книги пропадают без яркой обложки и рекламы!

Валера     #189118
Еда и мозг. Что углеводы делают со здоровьем, мышлением и памятью
Кристин Лоберг

Весьма противоречивая книга, но умные мысли присутствуют.

Оценил книгу на 8
kukaracha     #189117
Родовая земля
Александр Сергеевич Донских

Роман очень понравился! Любовная история, но и судьба страны. Главная героиня как символ метущейся России. Нашла что надо! Рекомендую! Хорошая вещь!

Яковлева Татьяна     #189116
Божий мир (сборник)
Александр Сергеевич Донских

Да, рассказы отличные. Читаются легко, хотя темы тяжёлые и глубокие. Понравился "Мальтинские мадонны". Русские женщины - чудо! Рекомендую!

Сол-мол.     #189115
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Адам Кей

крутая книга - рекомендую!

Оценил книгу на 8
kukaracha     #189114
Вход не с той стороны (СИ)
Александр Башибузук

Сюжет: «Уно моменто» из «Формулы любви» – в общем, все умерли. Линейное развитие сценария (если это можно назвать развитием) после завязки. В каком месте была кульминация – я не понял. Что считать развязкой – тоже. Основная часть повествования – сбор коллекционного оружия, переодевание, секс. Секс описан скучно и похож на обязаловку, восторги подруг Г.Г. им самим – однообразны. Обычная шведская семья хомяков на фоне ЛГБ (хоть без Т) сообщества. Автор хочет сказать, что это нормально или что все 3,14-yes-you, а Г.Г. – д’Артаньян? Про хомяков – ошибочка. Лемминги, чистые лемминги: прям бегут навстречу смерти, понимая, что вот сейчас этим всё и закончится. ИМХО – большинство персонажей имеет отклонения в психике или, как минимум, сексуальной ориентации.
Логистика: Служба тыла пашет шо проклятая, чтобы обеспечить жуткую разносортицу боепитания, транспорта, топлива и т.п. Ценники оканчиваются двумя нулями. Торговля поражает разнообразием ассортимента. Магазины, бутики, рестораны в колонии возрастом менее тридцати лет? Платья, элитная косметика? Не верю.
Пулемет Владимирова, отжатый лаймами – где они будут брать патроны к нему? Будут заказывать у русских для 1 (одной) единицы? Кстати, натовцы не назовут 14,5 мм пушкой, у них и 20-мм АП считается пулеметом.
Прапорщик/майор Белотитькин: минимум на 2 года старше Г.Г.(а тот 1962 г.р.), контракт, поступление в училище в 24 года минимум, выпуск в 28? И дослужился до майора? Не думаю, что его карьерный рост был настолько шустрым, чтобы в минимум 46 лет он не первый год находился в ином мире. Не понятно, где в 1980 г. прапор набрал такой офигенный боевой опыт в своем таком детском – для крутого сверхсрочника – возрасте. Если же он был старше, то вряд ли сейчас бегает по лесам-горам простым спецназером – возраст не тот (да и 46 лет – далеко не побегушечный возраст). Кстати, вероятность встречи Г.Г. с прапорщиком была – как с динозавром – 50%. Либо встретишь, либо нет. Но автор мастерски сумел дать понять, что она состоится.
Вывод: красиво нарисованный мир, странная система бесконтрольного заброса личного состава через портал, контролируемый только Орденом, состоящим целиком из извращенцев и маньяков, странное расположение самого портала на Земле (курортный остров - перебор). Всем на всё нас орда. Тем не менее, вынес для себя много позитива: я теперь знаю, что пишут с обеих сторон на моделях пистолетов, которых в руках не держал; зачем – вопрос другой.
З.Ы. Подствольник к АК не за цевье крепится.

Сергей     #189113
Прыліпала
Віктар Карамазаў

Хорошая книга

Eлена     #189112
Божий мир (сборник)
Александр Сергеевич Донских

Рассказы в Божьем мире великолепны! В лучших традициях и русской и всемирной Литературы!

Лора Н.     #189111

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

 

Пригов Дмитрий Александрович - 10 книг. Главная страница.

Пригов Дмитрий АлександровичДмитрий Александрович Пригов (1940–2007) – русский поэт, художник-график. Один из лидеров русского «неофициального искусства».
Родился 5 ноября 1940 в Москве, в семье инженера и пианистки. После окончания школы два года работал слесарем на заводе. В 1959–1966 учился в Московском высшем художественно-промышленном училище (быв. Строгановское) по отделению скульптуры. С 1966 по 1974 работал в архитектурном управлении Москвы. С 1975 – член Союза художников СССР. С 1989 – участник московского Клуба Авангардистов (КЛАВА).
Стихи начал писать с 1956. В 1970–1980-е его произведения печатали за рубежом в эмигрантских журналах США (альманах «Каталог»), Франции (журнал «А–Я») и Германии, а также в отечественных неподцензурных изданиях. Свои тексты исполнял преимущественно в буффонадной и экзальтированной манере, почти кликушеской. В 1986 направлялся на принудительное лечение в психиатрическую клинику, откуда был скоро освобожден благодаря протестам деятелей культуры внутри страны (Б.Ахмадулина) и за рубежом. На родине начал публиковаться только во времена перестройки, с 1989. Печатался в журналах «Знамя», «Огонек», «Митин журнал», «Московский вестник», «Вестник новой литературы», «Новое литературное обозрение» и др. С 1990 – член Союза писателей СССР; с 1992 – член Пен-Клуба. С конца 1980-х периодически приглашается с литературными и музыкальными номерами в различных телевизионные программы. С 1990 изданы более десятка стихотворных сборников, несколько книг прозы – романы Живите в Москве. Рукопись на правах романа, 2000, Только моя Япония, 2001; книга интервью Говорит Д.А.Пригов (2001).
Лауреат Пушкинской премии Фонда Альфреда Тепфера, которая вручается в Германии в Гамбурге (1993), стипендиат Академии искусств Германии (ДААД, Немецкой службы академических обменов).
Помимо сугубо литературной деятельности, Пригов написал большое число графических работ, коллажей, инсталляций, перформансов. Член Союза Художников СССР с 1975. Примерно с этого же времени участник изобразительных и литературных андеграундных акций, а с 1980 его скульптурные работы выставляются за рубежом. Первая персональная выставка – в 1988 в Struve Gallery (Чикаго). Участвовал также в различных музыкальных (группа «Среднерусская возвышенность», совместные работы с композитором Сергеем Летовым и др.) и театральных проектах. С 1999 (общероссийский фестиваль-конкурс «Культурный герой») активно привлекается к участию в руководстве и в жюри различных фестивальных проектов.
Умер Пригов 16 июля 2007 в Москве.

Является, наряду с Ильей Кабаковым, Всеволодом Некрасовым, Львом Рубинштейном, Франциско Инфантэ и Владимиром Сорокиным одним из основателей и идеологов русского концептуального искусства, или московского романтического концептуализма (как в его литературном, так и в изобразительном ответвлениях). Концептуализм – направление в искусстве, придающее приоритетное значение не качеству исполнения произведения, а смысловой оснащенности и новизне его концепции, или концепта.

В этом плане Пригов акцентирует внимание на моменте формирования и поддержания литератором своего «поэтического имиджа», который возводится в ранг основополагающего элемента индивидуальной творческой системы. Он часто говорит о стратегиях, жестах, конструировании имиджа и т.п.
В течение ряда лет он примерял к себе самые разнообразные имиджи, как традиционные, так и «новаторские» – поэта-глашатая, поэта-резонера, поэта-кликуши, поэта-мистагога (пророка, мистического лидера), и т.д.
Одним из постоянных индивидуальных элементов имиджа Пригова является его литературное имя – Дмитрий Александрович (в какие-то периоды – Дмитрий Алексаныч) Пригов, в котором обязательно употребление отчества «по определению».
Стоит оговориться, что само по себе внимание к имиджу и жесту не может однозначно служить характеристикой концептуализма. По словам М.Л.Гаспарова, «только в доромантическую эпоху, чтобы быть поэтом, достаточно было писать хорошие стихи. Начиная с романтизма – а особенно в нашем веке – „быть поэтом" стало особой заботой, и старания писателей создавать свой собственный образ достигли ювелирной изощренности. В 19 в. искуснее всего это делал Лермонтов, а в 20 в. еще искуснее – Анна Ахматова». Однако Пригов делает эту традицию абсолютно самоценной, доводит ее до логического завершения, а в каких-то случаях – до абсурда.

Интеллектуальная деятельность Пригова включает в себя гипертрофированный элемент рефлексии, он осмысливает не только любые свои художественные и даже бытовые жесты, но и их контекст, ситуационный и исторический. Он стремился привнести ощущение ясности, понимания того, что происходит. Он утверждал: «мы присутствуем при очень сложном комплексе конца трех проектов. Первый проект – это секулярное искусство возрожденческое; второй проект, заканчивающийся, – это высокое и властное искусство просвещения, и третий проект, заканчивающийся, – это персоналистское искусство авангарда, родившееся в 20 в. Дело в том, что эти три проекта, совпавшие и сошедшиеся как в острие в конце нашего века, породили именно это странное ощущение кризиса и в то же время абсолютной свободы, т.е. – нет в практике художника такого противостояния какому-либо из проектов, как скажем, в начале авангардного искусства – сбросить Пушкина с конца современности. Нынче такие проблемы вряд ли возможны».
Следствием постоянных рефлексивных усилий Пригова является почти обязательная философская подкладка, «подстилаемая» им под свои произведения. Так, известный в 1970-е стихотворный цикл о «Милицанере» подразумевает, по заявлениям автора, осмысление роди государства в жизни человека, государства, олицетворяемого сотрудниками органов правопорядка. В цикле стихов Тараканомахия якобы раскрывается «древнее хтоническое, низменное начало», привносимое в нашу жизнь домашними насекомыми.

Пригов постоянно экспериментировал со стилями, жанрами, отдельными художественными и просто техническими приемами. Важной особенностью его творчества – склонность к соединению новаторских художественных практик с обыденной жизнью, с масскультом, даже китчем, что иногда производило ошеломляющий эффект.
Помимо написания собственных оригинальных произведений, Пригов нередко трансформировал тексты других авторов – от умерших классиков до малоизвестных современных графоманов. Переделка текста могла идти на самом разном уровне и зачастую носила не только эстетический, но и идеологический характер. В начале 1990-х Пригов сделал самиздатское издание пушкинского романа Евгения Онегин, заменив в нем все прилагательные на эпитеты «безумный» и «неземной»; он утверждал, будто произвел «лермонтизацию Пушкина». В клубной среде популярностью пользоваллись приговские «мантры» – чтение нараспев, с подвыванием, произведений русской и мировой классики, в стиле буддистских или мусульманских песнопений.
Постоянные переходы из одного вида искусства в другой, из жанра в жанр осмысливались самим Приговым как жизненная уловка: «мания преследования, мания менять имиджи, род деятельности, открывать все новые кусочки территории, куда можно убежать, где каждый следующий участок, на котором ты замечен и который может быть идентифицирован с тобой, моментально покидается. Поэтому когда мне говорят: ты художник, я отвечаю: нет-нет, я поэт, а когда мне говорят: ты поэт, я говорю: ну да, я поэт, но вообще-то я художник...»
Экспериментаторство Пригова, постоянные поиски нового позволили ему добавить в литературный обиход множество по большей части курьезных «новшеств». Так, в 1970-е, одновременно или несколько раньше ужгородского поэта Феликса Кривина, он вводит в поэтическую лексику термин «дистрофик», т.е. стихотворение из двух строф – как ни странно, в истории литературоведения специального понятия для этой поэтической формы до сих пор не существовало. Среди «нововведений» Пригова есть как минимум одно важное добавление к арсеналу художественных средств стихотворца. Филологом Андреем Зориным выделена в поэтическом инструментарии Пригова т.н. приговская строка – сверхсхемная, часто укорочена и с искаженным ритмом строка, добавляемая в конце стихотворения после достижения текстом строфической, синтаксической, ритмической завершенности, – как бы «довесок» к основному тексту. Случаи применения такой строки встречались и ранее, но именно Пригов сделал ее устойчивым художественным приемом. При прочтении автором она обычно выделялась интонационно – произнося ее как бы на спаде, упавшим или как бы неожиданно усталым голосом, либо со вкрадчивым понижением тона.

Согласно приговской художественной системе, отдельным произведением является не стихотворение, а скорее стихотворный цикл, целая книга; этим отчасти объясняется одна из главных особенностей творчества Пригова – ориентация на «валовый поэтический продукт». В плане количественных характеристик он невероятно плодовит, в начале 1990-х им была поставлена фантастическая задача – написать к 2000-му 24 000 стихотворений: «24 тысячи – это по стихотворению на каждый месяц предыдущих двух тысяч лет и соответственно на каждый месяц наступающих. Вот такой проект на четыре тысячи лет: есть идеальный поэт, есть идеальное будущее, есть идеальный читатель, есть идеальный издатель» (Пригов Д.А. Я идеальный поэт своего времени). Стихотворения писались им ежедневно, значительная часть их была издана автором микроскопическим тиражом в несколько экземпляров на пишущей машинке, которую он неизменно предпочитал компьютеру.
«Моя задача – как можно быстрее забыть написанное стихотворение, потому что при таком количестве написанного, если оно все будет сидеть в башке, не получится следующего», – признавался автор. В качестве обоснования своей дикой производительности автор приводил и «долго царствовавший русский культурный менталитет. Это постоянное ощущение катастрофы, стояния на краю пропасти, отчего возникает желание эту пропасть срочно чем-то заполнить, закидать, не важно, чем – домашним скарбом, чугунными болванками (с производства), – нужно беспрерывно и монотонно что-то кидать в эту пропасть. И вот оказывается, что реактивной силой этого кидания ты только и удерживаешься от падения вниз. Поэтому здесь главное не качество сделанного, не точность удара, а беспрерывное движение».
Пригов писал в основном циклами, коих создал несметное количество: Азбуки, Стратификации, Про мертвецов, Красавица и герой, Дети как жертвы сексуальных домогательств, Страна встреч с медведем и не только с ним, Дитя и смерть, Дистрофики и т.д.
Стремление к планомерному перенесению в текст вещей и явлений мира при фактически чудовищном числе созданных произведений привело автора к тому, что ему было сложно найти тему, которая не была бы им ранее затронута. У него всегда находились один-два сонета-иллюстрации или стихотворения для круглого стола абсолютно любой тематики. По мнению В.Курицына, «Пpигов осуществил гениальную интуицию соцpеализма – сделал искусство полностью плановым. Но так как соцpеализм мыслит себя в качестве веpшины миpового искусства, так и постсоветский жест легко замыкается на вечности – на мифе Великого Тpуда, на ответственности за каждый месяц истоpии всего человечества…».
Универсальность творческой личности Пригова вынуждала критиков и культурологов приискивать для него аналогии, «пары» среди пантеона русской и мировой литературы. В статье Год без Бродского тот же В.Курицын раскрывал параллели и противопоставления Пригова и И.Бродского – наиболее, на его взгляд, масштабных, и в чем-то взаимно полярных, поэтических фигур современной эпохи.

Неукротимая, даже несколько безумная созидательная энергия приговского творчества подталкивала критиков обыгрывать это его качество как центральное и определяющее (на круглом столе «Грызуны в литературе» 8 ноября 2000 Пригов был представлен, по ассоциации с известным свойством кроликов, как «самый плодовитый русский литератор»). Вообще, приговское творчество давало богатую пищу не только для художественных и искусствоведческих интерпретаций, но и для разнообразной и во многом противоречивой, ввиду своей многоплановости и многозначности, критики со стороны других авторов. Вероятно, это был и наиболее критикуемым русским литератором.
В журналистских публикациях о Пригове сплошь и рядом встречаются упрощенные, редуцирующие интерпретации его поэтики: «ироническое обыгрывание советских штампов, абсурдизм, черный юмор». Такое видение приговского творчества, формально безукоризненное низведение его многоуровневой структуры до простых схем характерно зачастую не только для дале ких от современного искусства публицистов, но и для коллег по литературному цеху, известных и авторитетных интеллектуалов.
Так поэт Виктор Кривулин писал: «В конце 80-х мода на концептуализм захватывает и русскую провинцию. Пригов и Рубинштейн опознаются как ключевые культурные герои эпохи распада Большого Советского Мифа. Пригов пришел в поэзию из изобразительного искусства, перенеся в свои тексты приемы коллажирования и чисто инсталляционные принципы работы с готовыми вещами («ready made»). В качестве таких «готовых вещей» он использует хрестоматийные тексты, клишированные идеологические формулы, ритуальные словесные жесты. Его поэзия абсолютно лишена лирического субъекта, это набор высказываний, восходящих якобы к усредненному советскому человечку, микроскопическому наследнику гоголевского Акакия Акакия Башмачкина. Пригов говорит обо всем, не умолкая ни на секунду, с пародийной серьезностью откликаясь на любые актуальные ситуации и обнаруживая при этом тотальную бессодержательность самого процесса поэтического говорения. (Полвека русской поэзии. Предисловие к Антологии новейшей русской поэзии – Милан, 2000).
«Умный Пригов может доходчиво растоловать смысл своих принципиально бессмысленных сочинений, ставя рекорд надувательства», – пишет критик Станислав Рассадин.
С большим сочувствием высказывается литературовед О.Лекманов: «…Д.А.Пригов, как и Владимир Сорокин – стал добровольной жертвой собственных экспериментов, – эстетических, и этических – обозначив край, далее коего идти нельзя, за который можно только заглянуть».
Между тем, неискушенный читатель может найти в приговских текстах и отражение жизни, и искренне чувство (или, возможно, удачную его имитацию).

Слезы геральдической души, 1990; Пятьдсят капелек крови, 1993; Явление стиха после его смерти, 1995; Запредельные любовники, 1995; Сборник предуведомлений к разнообразным вещам, «Ad Marginem», 1995; Дмитрий Александрович Пригов. Собрание стихов, в двух томах, Wiener Slawistischer Almanach, Вена, 1997; Написанное с 1975 по 1989, 1997; Советские тексты, 1997; Евгений Онегин, 1998; Живите в Москве. Рукопись на правах романа, 2000; Только моя Япония, 2001; Исчисления и установления. Стратификационные и конвертационные тексты, 2001.
Автор статьи: Игорь Сид
Источник: Энциклопедия Кругосвет
Книга - Боковой Гитлер. Дмитрий Александрович Пригов - читать в ЛитВек

Жанр: Современная проза

Серия: -

Год издания: -

Язык книги: русский

Страниц: 43

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Аннотация к этой книге отсутствует. На страницу книги

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  
Книга - Журнальные публикации (сборник). Дмитрий Александрович Пригов - читать в ЛитВек

Жанр: Современная проза, Поэзия, Публицистика, Критика

Серия: -

Год издания: -

Язык книги: русский

Страниц: 141

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Аннотация к этой книге отсутствует. На страницу книги

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  
Книга - Запредельные любовники. Дмитрий Александрович Пригов - читать в ЛитВек

Жанр: Поэзия

Серия: -

Год издания: 1996

Язык книги: русский

Страниц: 3

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Аннотация к этой книге отсутствует. На страницу книги

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  
Книга - Места. Дмитрий Александрович Пригов - читать в ЛитВек

Жанр: Современная проза, Современная поэзия

Серия: Пригов Д.А. Собрание сочинений в 5 томах #4

Год издания: 2019

Язык книги: русский

Страниц: 1041

Доступен ознакомительный фрагмент книги!

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Том «Места» продолжает серию публикаций из обширного наследия Д. А. Пригова, начатую томами «Монады», «Москва» и «Монстры». Сюда вошли произведения, в которых на первый план выходит диалектика «своего» и «чужого», локального и универсального,... Полная аннотация

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  
Книга - Монады. Дмитрий Александрович Пригов - читать в ЛитВек

Жанр: Современная проза, Поэзия

Серия: Собрание сочинений в 5 томах #1

Год издания: 2017

Язык книги: русский

Страниц: 761

Доступен ознакомительный фрагмент книги!

Читать

Формат: fb2

 Скачать

«Монады» – один из пяти томов «неполного собрания сочинений» Дмитрия Александровича Пригова (1940–2007), ярчайшего представителя поэтического андеграунда 1970–1980-x и художественного лидера актуального искусства в 1990–2000-е, основоположника... Полная аннотация

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  
Книга - Монстры. Дмитрий Александрович Пригов - читать в ЛитВек

Жанр: Современная проза, Поэзия

Серия: Собрание сочинений в 5 томах #3

Год издания: 2017

Язык книги: русский

Страниц: 958

Доступен ознакомительный фрагмент книги!

Читать

Формат: fb2

 Скачать

«Монстры» продолжают «неполное собрание сочинений» Дмитрия Александровича Пригова (1940–2007). В этот том включены произведения Пригова, представляющие его оригинальный «теологический проект». Теология Пригова, в равной мере пародийно-комическая и... Полная аннотация

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  
Книга - Москва. Дмитрий Александрович Пригов - читать в ЛитВек

Жанр: Современная проза, Поэзия

Серия: Собрание сочинений в 5 томах #2

Год издания: 2017

Язык книги: русский

Страниц: 832

Доступен ознакомительный фрагмент книги!

Читать

Формат: fb2

 Скачать

«Москва» продолжает «неполное собрание сочинений» Дмитрия Александровича Пригова (1940–2007), начатое томом «Монады». В томе представлена наиболее полная подборка произведений Пригова, связанных с деконструкцией советских идеологических мифов. В... Полная аннотация

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  
Книга - Мысли. Дмитрий Александрович Пригов - читать в ЛитВек

Жанр: Современная проза, Публицистика

Серия: Пригов Д.А. Собрание сочинений в 5 томах #5

Год издания: 2019

Язык книги: русский

Страниц: 928

Доступен ознакомительный фрагмент книги!

Читать

Формат: fb2

 Скачать

«Мысли» завершают пятитомное собрание сочинение Д. А. Пригова (1940–2007), в которое вошли «Монады», «Москва», «Монстры» и «Места». Настоящий том составляют манифесты, статьи и интервью, в которых Пригов разворачивает свою концепцию современной... Полная аннотация

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  
Книга - Неложные мотивы. Дмитрий Александрович Пригов - читать в ЛитВек

Жанр: Поэзия

Серия: -

Год издания: 2002

Язык книги: русский

Страниц: -

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Аннотация к этой книге отсутствует. На страницу книги

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  
Книга - Только моя Япония (непридуманное). Дмитрий Александрович Пригов - читать в ЛитВек

Жанр: Современная проза

Серия: -

Год издания: 2011

Язык книги: русский

Страниц: 246

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Дмитрий Александрович Пригов (1940–2007) — известный поэт и художник, лидер и теоретик концептуализма, лауреат Пушкинской премии (1993), автор многих, ставших хрестоматийными авангардистских текстов. Эта книга является второй частью задуманной... Полная аннотация

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  
ЛитВек: бестселлеры месяца
Бестселлер - Александра Борисовна Маринина - Цена вопроса. Том 2 - читать в ЛитВекБестселлер - Андреас Грубер - Сказка о смерти - читать в ЛитВекБестселлер - Мередит Митчелл - Леди и смерть - читать в ЛитВекБестселлер - Елена Валерьевна Мотова - Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей - читать в ЛитВекБестселлер -  Сунь-цзы - Искусство войны - читать в ЛитВекБестселлер - Петр Демьянович Успенский - Символика Таро. Философия оккультизма в рисунках и числах - читать в ЛитВекБестселлер - Максим Дорофеев - Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо - читать в ЛитВекБестселлер - Влад Воронов - Земля лишних. Не пойду в шпионы - читать в ЛитВек