ЛитВек - электронная библиотека >> Сергей Михайлович Дышев >> Детектив >> Россия уголовная - от воров в законе до отморозков

Дышев Сергей Россия уголовная - от воров в законе до отморозков

СЕРГЕЙ ДЫШЕВ

РОССИЯ БАНДИТСКАЯ: ОТ ВОРОВ В ЗАКОНЕ ДО ОТМОРОЗКОВ

Автор благодарит за помощь в создании книги руководство ГУУР МВД РФ, МУУР ГУВД г. Москвы, РУОП по г. Москве, РУОП по Московской области, пресс-службу УВД Брянской области и лично - полковника милиции А. И. Деркача.

ВОРЫ В ЗАКОНЕ

ОН НЕ ЛЮБИЛ СВОЮ КЛИЧКУ БАРЫГА

В Брянской области в 1997 году усилиями правоохранительных органов выявлено 117 организованных преступных групп (ОПГ), в том числе 96 лидеров и авторитетов преступной среды, 149 членов ОПГ привлечено к уголовной ответственности, из них - 45 лидеров и авторитетов преступной среды. Прекратила существование 91 ОПГ. У преступников изъято 29 единиц огнестрельного оружия, два килограмма взрывчатых веществ, шесть килограммов наркотических веществ, пять автомашин, 11 радиостанций. Наибольшее количество преступных групп сосредоточено в городах с высокой плотностью населения и развитой промышленностью и торговлей - в Брянске, Клинцах, Дятькове, Новозыбкове. Сотрудники УОП при УВД Брянской области совместно с УФСБ области выявили каналы поступления взрывчатых веществ. Они поступали из украинского города Шостка Сумской области.

До 1992 года на территории Брянской области проживало два вора в законе. Борис Петрушин, он же Барыга, 1948 года рождения, восемь судимостей. Себя именовал более звучно - Боря Брянский. Имел большой авторитет в уголовном мире. Курировал пять областей.

Второй вор в законе - Георгий Зенцов, он же - Жора Фиксатый, Жора Брянский, Молдаван.

В 1993 году Барыга был привлечен к уголовной ответственности - за организацию банды. По тем временам это был сложный и трудоемкий уголовный процесс. Да и вообще уникальный случай: впервые в области за 40 лет сумели осудить вора в законе по редкой в практике судов 77-й статье - "за бандитизм".

Круче крутого

Детство Бори Петрушина прошло в городе Умань. Характером ершистый, он всегда стремился верховодить сверстниками. И всегда давал понять, что круче его не существует. Однажды Борю "достал" участковый: хватит бездельничать и тунеядствовать, гражданин Петрушин, устраивайся на работу. Не знал милиционер, что любые нравоучения и попытки давления приводят Борю в крайнюю степень бешенства. И он за себя не отвечает. На следующий день, накалившись до предела, Боря прихватил украденное накануне ружье и отправился сводить счеты. В милиционера он выстрелил почти в упор. Но обознался, ярость затмила глаза. Пострадал другой сотрудник. Задержали Петрушина на следующий день. Милиционер выжил, рана оказалась несмертельной. Преступник получил 10 лет лишения свободы.

Выйдя на волю, Боря долго не задерживался, вновь попадал за решетку. На Северном Кавказе отсидел четыре года по 206-й статье за хулиганство. Компания там была солидная, воры в законе короновали его, признав своим. До 1988 года Барыга совершил шесть ходок - из сорока лет жизни половина за решеткой. Хоть для вора года в тюрьме - "его богатство", но жизнь все-таки одна и хочется комфорта. Внешне Петрушин остепенился. Прописался в городе Сельцо Брянской области, завел семью, вскоре родился ребенок. Как авторитетнейший человек в своих кругах, поддерживал связи с другими знатными ворами - Дато Ташкентским, Шакро, Гиви Резаным, Яблочком. Московские воры в законе определили княжить его в центрально-черноземных областях: Брянской, Воронежской, Тульской, Калужской и Смоленской. Что он с удовольствием и делал, руководя сборами в воровской общак. Правда, занимался и не совсем свойственным вору делом: перепродавал краденые машины. За что и получил нелюбимую кличку Барыга.

Но все это не мешало Петрушину набирать вес в, так сказать, мирском обществе. Хорошим его приятелем вдруг стал заместитель УВД Брянской области полковник Корчагин, который мог снять телефонную трубку и укоризненно отчитать начальника РОВД: "Чего вы там гражданина Петрушина прессуете?" После чего руководителю преступного сообщества отменяли административный надзор. Правда, эта "дружба" Корчагину таки вышла боком: его задвинули на руководство лечебно-трудовым профилакторием. И в партийной номенклатуре у Барыги были свои - заведующий административными органами обкома Вершков. Говорят, совершенно не случайно крестной дочкой Петрушина оказалась дочь старшего прокурора области. И еще один интересный факт. На поприще боевика у Барыги с молодежным задором действовал Руслан Немешаев 1966 года рождения - бывший секретарь райкома ВЛКСМ.

Вполне достойное общество крутилось вокруг вора в законе Бори Брянского. "Наместник" чувствовал себя всесильным в своей вотчине, как в той песне: "у меня все схвачено, за все заплачено". "Светские традиции" были больше ему по нраву, нежели аскетические нормы жизни законника, который, как известно, не имел права иметь жену, семью, иметь связи с милицией и властями, заниматься торговлей и любым другим бизнесом. Но Барыга, как уже говорилось, не брезговал заниматься сбытом краденых машин, числился снабженцем кооператива и безраздельно распоряжался деньгами общака святая святых любого преступного сообщества.

Тех, кто не хотел отстегивать в общак, "лечили" старыми испытанными способами. Одного довольно известного в Брянске бизнесмена приручили в кратчайшие сроки. Вначале выпотрошили его офис, вынесли все, что по недавним временам считалось большой ценностью и дефицитом: персональные компьютеры, вычислительную и копировальную технику. Предприниматель еще не пришел в себя, а вдумчивые ребята уже посетили его с предложением помочь разыскать все похищенное, естественно, за определенную плату. Как только богатенький дядя раскошелился, тут же, к концу дня, вся техника стояла в офисе. В лучшем виде. А затем, уже по рекомендации простодушного коммерсанта, "фирма услуги" "выручала" и других приятелей, попавших в такую же беду.

Болтливый пузогрей войны стоит

Возможно, благоденствие Барыги продолжалось бы и до наших дней, но случилось внешне заурядное событие, которое фатальным образом отразилось в судьбах многих людей. В 1989 году из; тюрьмы вышел авторитетный рецидивист Владимир Гуров. Был он весьма зол, и даже воздух свободы не умиротворил его. И были на то причины. В течение пяти лет сроку ему ни разу не подослали "грев", тем более денег. А ведь он, как человек с понятиями, когда был на воле, всегда отстегивал на общак. Гурик, как звали его, сделал бы предъяву Барыге со всеми вытекающими последствиями. Но по чину своему не имел права: все же Барыга -