ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Татьяна Светлова - Место смерти изменить нельзя - читать в ЛитВекБестселлер - Астрид Линдгрен - Нет разбойников в лесу - читать в ЛитВекБестселлер - Филипп Олегович Богачев - Эффективное соблазнение на 200% - читать в ЛитВекБестселлер - Андрей Владимирович Курпатов - Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью - читать в ЛитВекБестселлер - Андрей Владимирович Курпатов - 5 великих тайн МУЖЧИНЫ и ЖЕНЩИНЫ - читать в ЛитВекБестселлер -  Семира - Астрология каббалы и таро - читать в ЛитВекБестселлер - Виктор Франкл - Сказать жизни - "Да". Упрямство духа - читать в ЛитВекБестселлер - Валерий Владимирович Синельников - Возлюби болезнь свою. Как стать здоровым, познав радость жизни - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> Лев Константинович Корнешов (Лев Константинов) >> Криминальный детектив >> Проводы на тот свет

Лев Корнешов ПРОВОДЫ НА ТОТ СВЕТ

Часть I ЗАПАХ СМЕРТИ

Отстрел в «Вечности»

Печальный перезвон колоколов близкого храма Воскресения Словущего плыл над старым районом Москвы — над выстоявшими в многочисленных разрушениях бывшими приземистыми некогда купеческими домами — лавками и над безликими коробками современных зданий, над оживленной магистралью, раздваивавшейся на большой площади — в центр и на набережную Москвы-реки, над тихим небольшим парком, грязноватым рынком и близким кладбищем, укрытым кронами многолетних деревьев.

В ресторане «Вечность», малолюдном в будничный вечер, ужинали три господина. Ресторан, как и ещё пять других под тем же названием в разных районах города, принадлежал им. Они все создавали и делили поровну — на каждого приходилось по два ресторана, по три фирмы, по одному кладбищу. Один из них — Игорь Владимирович Благасов — был среднего возраста, того, который для мужчины определяют, как расцвет, грань между уже миновавшим прошлым и ещё предстоящим долгим будущим. Двое его компаньонов и соратников — Артемий Николаевич Брагин и Тихон Никанорович Ставров — вступили в пору жизни, когда все явственнее видится её вечерняя заря.

Они были компаньонами, но не друзьями — дружба осталась в прошлом, когда вместе прорывались в большой бизнес, зарабатывали первые небольшие деньги. Но когда счет пошел на миллионы… Большие деньги, как известно, дружбу не укрепляют.

Звон колоколов был чуть слышен, шум города задерживали плотные шторы на окнах, и оттого казался он приплывающим из дальних далей, вызывал мысли о бессмысленности земной суеты и меленьких людских забот. Так и задумывалось, когда создавали сесть ресторанов «Вечность» — в них должны были приходить не заливаться напитками и прожигать жизнь с дрянными девками, а тихо беседовать с приятными людьми и, если был повод, печалиться. Рестораны располагались неподалеку от городских кладбищ и их выбирали родственники усопших для поминок, для того, чтобы отметить сорок дней, скорбные юбилеи и даты. Консультанты ресторанов могли посоветовать клиентам, как в соответствии с традициями и канонами православной веры отмечать то или иное печальное событие.

— Не понимаю, Игорь, — сказал Артемий Николаевич Брагин, — зачем ты выбрал для нашей деловой встречи именно этот ресторан? Не мог подобрать местечко повеселее?

— А чем тебе здесь не нравится? — удивился Игорь Владимирович. — Недавно сделали ремонт, интерьер обновили, оформили так, чтобы у клиентуры не появлялись грешные мысли… Многим нравится.

Стены зала были задрапированы тяжелыми бордовыми и черными тканями. «В мавзолее Ильича тоже главные цвета — бордовый и черный», — заверил Благасова художник-декоратор, вцепившийся зубами в выгодный заказ. Он же предложил вместо хрустальных люстр осветить зал канделябрами и бра. «Такие были в подземном царстве Аида, — утверждал он. — Естественно, вместо электрических свечей там использовали смоляные факелы». На тканях драпировок, чтобы не создавалось впечатление у посетителей будто попали в подземный склеп, были вышиты гвоздики и розы с поникшими головками и надломленными стеблями.

— Здесь чувствуется запах смерти, — поддержал Брагина и Тихон Никандрович Ставров. — Не знаю, как это точнее определить, но мне кажется, им пропитан воздух… Не тлена, разложения, а именно смерти.

— Может быть, это от близкого Ваганьковского кладбища, — задумчиво сказал Благасов. — вы же знаете, хоронить здесь начали в 1771 году во время чумы. Покойники лежат уже в несколько рядов, первые из них давно стали пылью, прахом и, как мне кажется, пропитали всю атмосферу вокруг…

— Все-то ты знаешь, Игорь, — усмехнулся Артемий Николаевич. — Но если и так, то прах должен был бы уйти, подняться в бесконечные дали Вселенной.

— Нет, — убежденно ответил Игорь Владимирович, — Прах тяжелее воздуха, он жмется к земле. Недаром же большевики призывали отряхнуть «прах с наших ног…»

— Они имели в виду прошлое, — поправил Игоря Брагин. — Впрочем, Бог с ними, с большевиками. Скоро от них самих земных следов не останется. Лучше перейдем к нашим делам, для чего и встретились.

Он вдруг забеспокоился, окинул взглядом зал:

— А где наши охранники?

— Я распорядился, чтобы ждали в машинах, — объяснил Благасов. — Все-таки мы в своем ресторане, здесь нам ничто не угрожает. Впрочем, если хотите, велю их позвать.

— Не надо, это я так, под настроение задергался, — сказал Брагин. — Да ещё при мысли, что такое роскошное кладбище, как Ваганьковское, — не наше. Там ведь захоронения продолжаются.

— Да, многие будущие покойники мечтали бы стать в Вечном приюте соседями Есенина, Высоцкого, Сурикова, Даля, Саврасова… Но не каждому это по карману и по заслугам, — меланхолично заметил Тихон Никандрович Ставров.

Его собеседники знали, о чем он говорит. Чтобы захоронить на Ваганьковском, требовалось разрешение московских властей. Родственники и организация, в которой трудился покойный, должны написать письмо в Департамент потребительского рынка и услуг, в котором живописать заслуги усопшего перед Отечеством. Но и получив официальное разрешение, родственники должны выложить на похороны примерно 100 тысяч рублей, не считая «мелких» подношений тому, другому, третьему… Правда, кое-кто обходился и без разрешения властей. Но для этого требовались огромные деньги — из рук в руки. Только клочочек земли для захоронения здесь стоил не меньше 15 тысяч «зеленых».

— Ваганьковское нам не по зубам, — сказал Благасов. — Поэтому поговорим все-таки о нашем проекте…

— Уже два года прошло, как вся техническая документация готова, — ворчливо заметил Тихон Никандрович, — а воз и ныне там. Перепеченское кладбище только задумывали, а мы уже суетились. Сейчас оно работает, а мы все продолжаем суетиться…

— Был я там, — подтвердил Игорь Владимирович. — Эти проходимцы наши идеи уворовали, поставили на кладбище кафе, беседки, фонтаны, разбили цветники. Им кажется, что это — Европа, но им до Европы как подзаборной сучке до леди…

— Зачем так грубо? — сказал Брагин. — Они дело сделали, а мы все советуемся, согласовываем, конверты чиновникам суем. Сколько денег на ветер улетело!

Благасов заверил:

— Попутный ветер принесет их обратно, я в этом не сомневаюсь. Осталось всего две-три высокие подписи на

ЛитВек: бестселлеры месяца
Бестселлер - Андрей Александрович Васильев - Хранитель кладов - читать в ЛитВекБестселлер - Анастасия Рыжина - Digital минимализм. - читать в ЛитВекБестселлер - Виктория Валерьевна Ледерман - Светлик Тучкин и украденные каникулы - читать в ЛитВекБестселлер - Ерофей Трофимов - Казачий спас - читать в ЛитВекБестселлер - Владимир Владиславович Малыгин - Лётчик - читать в ЛитВекБестселлер - Александр Александрович Тамоников - След в заброшенном доме - читать в ЛитВекБестселлер - Тони Бьюзен - Интеллект-карты - читать в ЛитВекБестселлер - Борис Вячеславович Конофальский - Длань Господня - читать в ЛитВек