ЛитВек - электронная библиотека >> Владимир Гаков и др. >> Научная Фантастика и др. >> «Если», 1998 № 10

Проза

Джон Дж. Хемри Если легонько подтолкнуть…

«Если», 1998 № 10. Иллюстрация № 1

МЫС КАНАВЕРАЛ

Сегодня Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства объявило об успешном запуске первого роботизированного межпланетного зонда, сконструированного в соответствии с новой концепцией освоения Солнечной системы под девизом «лучше, быстрее, дешевле». В процессе исследования поверхности Марса Ровер-I выполнит те же задачи, что ранее планировались для миссии астронавтов, однако при весьма существенном снижении общих затрат.


МАРС, МЕСТО ПЕРВОЙ МИССИИ

Съехав с пандуса посадочного модуля, Ровер-I неторопливо покатил по пустыне, изумительно легко вращая шестью колесами в условиях пониженной гравитации и оставляя за собой тонкие взбудораженные струйки красной пыли. Установленная на телескопическом штыре видеокамера до отказа выдвинулась вверх и начала плавное круговое движение, дабы запечатлеть панораму окружающей местности для нетерпеливых зрителей, ожидающих на Земле весточки с Марса. Приблизившись к небольшой россыпи округлых булыжников, выглядевшей так, словно игроки в марсианские кегли побросали там свои шары, Ровер-I остановился, сверился со своей навигационной программой и, повернув на 90 градусов, двинулся к совершенно пустому месту, покрытому удивительно ровным песком.

Как только робот выкатился на эту лужайку, колеса его начали вращаться с бешеной скоростью, выбрасывая в разреженную атмосферу пышные фонтаны красной пыли и постепенно погружаясь в мелкий песок. Пытаясь развернуться, он просел еще глубже, по самые ступицы канув в марсианский зыбун. В конце концов Ровер-I прекратил сопротивление и послал на Землю отчаянный запрос. Дежурные техники, наблюдавшие за ситуацией через миллионы километров космической пустоты, посоветовали роботу покачаться взад-вперед, в результате чего тот провалился в мягкую красную западню по самое брюхо.


ХЬЮСТОН, КОНФЕРЕНЦИЯ НАСА

— Но ведь должен быть какой-то способ выудить его из этой пыльной лужи?!

— Боюсь, это не так, доктор Синглтон. Мы уже пробовали абсолютно все. К сожалению, Ровер-I слишком глубоко завяз в песке, чтобы выбраться из него без посторонней помощи.

— Вы сказали «помощь»? Какая именно?

— Ну, по правде говоря, вполне хватило бы легкого толчка… Можно еще дернуть за манипулятор.

— Кто же его будет дергать?

— Вы совершенно правы, сэр. Жаль, Ровер-I вполне способен исследовать поверхность Марса в зоне досягаемости его зондов.

— Велика ли зона?

— Примерно четыре квадратных метра, сэр.


РАЗЪЯСНЕНИЯ ДЛЯ ПРЕССЫ ПОСЛЕ ОФИЦИАЛЬНОГО ПРЕСС-РЕЛИЗА НАСА

Вопрос. Как вы оцениваете результаты безлюдной марсианской миссии?

Ответ. Ровер-I функционирует строго в рамках заданных параметров и успешно провел углубленное исследование ограниченного участка поверхности Марса.

В. Нельзя ли уточнить площадь этого участка?

О. Поскольку Ровер-I продолжает свою деятельность, полностью обследованная территория относительно невелика.

В. Если первый работает так успешно, зачем посылать второй?

О. Ровер-I действует в пределах ограниченной зоны, однако на основании накопленного им опыта Ровер-II сможет обследовать гораздо большую территорию.


МЫС КАНАВЕРАЛ

«Согласно данным телеметрии, Ровер-II успешно совершил мягкую посадку на Марсе. После того как робот закончит необходимое самотестирование, он продолжит исследование красной планеты, начатое Ровером-I».


ХЬЮСТОН, ЦЕНТР УПРАВЛЕНИЯ МИССИЕЙ (ЦУМ)

— Черт возьми!

— Что там у тебя?

— Антенна дальней связи застряла! Ни в какую не желает разворачиваться, похоже, за что-то зацепилась.

— Ну так покачай ее. Дай несколько серий команд на свертку и развертку.

— Уже! Застряла, проклятая… Если б какое дополнительное усилие…

— Интересно, где я тебе найду дополнительное усилие на Марсе?!


ХЬЮСТОН, КОНФЕРЕНЦИЯ НАСА

— Почему Ровер-II не может работать без антенны дальней связи? Наши космические зонды вполне могли обходиться маломощными запасными!

— Да, это так, доктор Синглтон. Однако планетарный робот имеет дело с таким количеством переменных, что контролировать его посредством маломощной антенны совершенно невозможно. В данный момент мы не в состоянии определить, на какой широте находится Ровер-II, а о качественном видеосигнале с Марса вообще не может быть речи.

— И что с того?

— Вы же знаете, после того как Ровер-I застрял, администрация распорядилась, чтобы абсолютно все передвижения Ровера-II контролировались с Земли. То есть мы обязаны визуально изучить местность, прежде чем послать роботу приказ на перемещение.

— Послушайте, леди и джентльмены… Там, на самом верху… ну вы понимаете… весьма озабочены тем, чтобы программа «Ровер» принесла ожидаемые результаты. В особенности учитывая те суммы, которые уже затрачены!

— Мы помним об этом, доктор Синглтон. И, кажется, нашли способ развернуть антенну дальней связи. Риск не слишком велик, к тому же у нас все равно нет иного выхода.


ХЬЮСТОН, ЦУМ

Командор Стэн Холстед склонился над контрольной панелью, с сомнением разглядывая показания приборов.

— Никак вы, парни, нарочно собрались вогнать Ровер-II в скалу?

Оператор ухмыльнулся и подмигнул коллеге за соседним дисплеем.

— Уж эти мне астронавты… А я-то думал, вы парни ученые! Послушай, нам требуется пара унций лишней силы, чтобы развернуть антенну дальней связи. Так что мы определили местоположение ближайшей скалы и абсолютно точно подсчитали, на какой скорости робот должен с ней столкнуться, чтобы получить эти самые унции. Все просто, как апельсин.

Холстед пожал плечами.

— Что ж, поверю вам на слово. Но лично мне казалось, что лишние переменные слишком осложняют проблему, чтобы с ней можно было справиться с Земли.

— Какие еще переменные?

— Ну как же: планетарная гравитация и рельеф поверхности. Ведь если робот покатится вверх даже под мизерным углом, то энергия соударения окажется слишком мала. А если вниз по склону, то может чересчур разогнаться и попортить себе