ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Гэри Чепмен - Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику - читать в ЛитВекБестселлер - Тесс Герритсен - Лихорадка - читать в ЛитВекБестселлер - Филипп Олегович Богачев - Пикап. Самоучитель по соблазнению - читать в ЛитВекБестселлер - Валентин Юрьевич Ирхин - Крылья Феникса. Введение в квантовую мифофизику - читать в ЛитВекБестселлер - Владимир Васильевич Бешанов - "Кроваво-Красная" Армия. По чьей вине? - читать в ЛитВекБестселлер - Владимир Константинович Тарасов - Технология жизни. Книга для героев - читать в ЛитВекБестселлер - Карен Хорни - Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза - читать в ЛитВекБестселлер - Джон Перкинс - Исповедь экономического убийцы - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> Арина Свобода >> Детская фантастика >> Шиворот-навыворот. Глеб и Ванька

Арина Свобода Шиворот-навыворот. Глеб и Ванька

Глава 1. Никогда не разговаривайте с незнакомцами

Пронзительный звон будильника выдернул Глеба из глубин сна неожиданно и грубо. Он наугад хлопнул ладонью, надеясь прикончить зловредный механизм. Не тут-то было — подаренный родителями на Новый год будильник в виде футбольного мяча от удара отлетел в дальний угол комнаты, завалился за кровать брата и продолжил верещать с удвоенной силой.

Глеб понял, что деваться некуда и попытался открыть глаза. Вчерашнее сидение за компьютером до трех часов ночи не прошло даром — веки тянуло друг к другу, словно в каждом находилось по маленькому, но мощному магниту. После мучительной борьбы с самим собой удалось приоткрыть узкие щелочки. Он откинул одеяло и моментально покрылся мурашками — за ночь комната изрядно выстудилась через приоткрытую форточку.

— Ванька, подъем!

Брат научился дрыхнуть, не обращая внимания на истеричное верещание будильника. Сунул голову под подушку и плотнее завернулся в одеяло. На него действовали только радикальные методы.

Глеб встал с кровати, чтобы стащить с братишки одеяло… И заорал от ужаса — ноги, не встретив сопротивления, до колен провалились в пол. Вернее, туда, где раньше был пол. Запас воздуха в легких закончился, крик оборвался. Сон как рукой сняло. Глеб посмотрел вниз и обнаружил, что медленно, но верно продолжает погружаться. Он задергался, как муха в сиропе. Скорость погружения заметно увеличилась. Подернутая мелкой рябью, странно переливающаяся поверхность «пола» дошла уже до пояса и стремительно поднималась. Глеб немыслимым образом извернулся и попытался схватиться за кровать. Но спасительная деревянная спинка маячила где-то далеко, метрах в трех позади.

— А-а-а! — отчаянно закричал он, чувствуя, как непонятная субстанция ползет по груди, холодит шею. — Помогите! Ванька! На помощь!

Вот уже подбородок скрылся под блестящей поверхностью, Глеб задрал голову. Глоток воздуха, еще, еще. Стиснул губы, задержал дыхание, надеясь хоть чуть-чуть отсрочить неизбежное…

… и проснулся. Тяжело дыша, судорожно завертел головой. Кровать со сбитым в бесформенный ком одеялом и скрученной, как веревка, простыней, молчащий будильник в форме футбольного мяча на тумбочке, пол — Глеб наклонился и опасливо потрогал его пальцем — твердый, пыльный линолеум. Разбуженный братишка смотрел на него исподлобья.

— Ты чего орешь? Совсем сбрендил?

Будильник показывал пять утра.

— Спи-спи! — Глеб откинулся на подушку. Присниться же такая чепуха! Крыша едет капитально!

Глеб попытался снова заснуть. Однако горло пересохло так, что даже дышать стало трудно. Выбора не было — надо тащиться на кухню. Он неохотно выбрался из-под теплого одеяла, спустил ноги на пол, встал и… провалился по щиколотку. От неожиданности потерял равновесие, нелепо взмахнул руками и рухнул на четвереньки, больно ударившись ладонями и коленками. Боль даже обрадовала — она означала, что остальной пол в комнате нормальный. Не помня себя от ужаса, прямо на четвереньках Глеб, что было сил, рванул к спасительной двери. Только в коридоре, забившись спиной в самый дальний угол, он наконец-то смог закричать.

— Что такое?!

— Сынок, что с тобой?

В коридор выскочили перепуганные родители, высунула заспанную мордашку Ника. Глеб ткнул пальцем в сторону двери, продолжая голосить. Отец, зевнул и покачал головой:

— Опять в игрушки полночи резался? Сколько раз говорили, завязывай с компьютерными играми, Глеб.

Мама присела на корточки рядом с сыном, обняла за плечи, принялась тихонько укачивать, гладить по голове, приговаривая:

— Ш-ш-ш, ш-ш-ш, тихо-тихо, все хорошо. Ну, успокойся… Просто тебе плохой сон приснился.

Кровь прилила к щекам. Мама с ним обращается как с маленьким, не хватало еще, чтобы Ванька увидел. Глеб перестал орать и заерзал, выбираясь из объятий матери:

— Да все, мам, я в порядке. Ну, все-все, правда.

Мама отстранилась, внимательно посмотрела ему в лицо. Потом вздохнула и нежно поцеловала в лоб:

— Иди спать, сынок. Да?

— Ага, сейчас, попью только. Вы идите, я в норме, — Глеб попытался изобразить улыбку.

Видимо, получилось неплохо — родители с Никой пошли спать. Глеб с трудом поднялся. Обнаружил, что ноги дрожат и подгибаются. Шаркая, словно древний старик, добрел до кухни и жадно выпил три стакана воды. Потом медленно потащился обратно. Подойдя к двери, он остановился в нерешительности. Осторожно заглянул в комнату. На первый взгляд, все было в порядке.

— Ванька, — позвал он. — Ты спишь?

— Ну, чего тебе?

Глеб помедлил. И что он скажет братишке? Чтобы проверил, не проваливается у него пол перед кроватью?

— Ничего, спи.

— Уснешь тут, — проворчал Ванька и повернулся на другой бок.

Медленно-медленно, пробуя линолеум ногой перед каждым шагом, Глеб добрался до кровати и одним прыжком взлетел на нее. «Жесть, — успел подумать он. — Теперь фиг заснешь». И отключился.

Тринадцать часов назад

После трех недель промозглого холода и ветра в Нольск пришло бабье лето. В блеклом осеннем небе снова засияло солнце. Огромные лужи высохли за одну ночь. Люди радостно жмурились и расстегивали теплые куртки. Глеб утром привычно надел осенний анорак и теперь обливался потом. Снимать куртку было отчаянно лень — для этого нужно скинуть тяжелый школьный рюкзак, снять куртку, придумать, куда ее пристроить, опять надеть рюкзак… Проще оставить все как есть. Он подставил раскрасневшееся лицо налетевшему ветерку и улыбнулся. Сегодня был удачный день. Контрольную по химии, к которой он, конечно же, забыл подготовиться, отменили, уроков практически не задали, а в рюкзаке лежало третье дополнение к любимой игре. Впереди несколько часов WoW — что еще нужно для счастья пятнадцатилетнему человеку.

Картину портил лишь обалдуй-брательник. Еще летом Ванька был обычным пацаном, слегка вредным, но вполне себе жизнерадостным. С ним всегда можно было найти общий язык. А за последний месяц его точно подменили. Ни с того, ни с сего он вдруг перестал есть, выкрасил волосы в черный цвет, вставил два кольца в нижнюю губу и начал огрызаться с родителями. Когда Глеб пытался с поговорить балбесом по по-мужски, тот сперва дулся, а потом телячьи голубые глаза наливались слезами. «Никто меня не понимает!» — кричал