ЛитВек - электронная библиотека >> Светлана Викторовна Бурилова >> Фэнтези и др. >> Айлине дракона (СИ)

Светлана Бурилова Айлине дракона

Предисловие

Странно устроен наш мир: тот, кто с детства верит в сказки, в чудо, в волшебство и несёт эту веру сквозь года — практически никогда не бывает счастлив. Как, уж не знаю правильно или нет, решили психологи — мечтающие люди слишком оторваны от жизни и не хотят жить реальной жизнью, замещая реалии на витание в облаках. Интересно, а задавали ли они себе вопрос о том, что эти «мечтатели» просто устали от серого быта, и у них нет возможности раскрасить свою жизнь по-другому, ну, скажем там поездками на курорты, походами по магазинам, выставкам и так далее…

Так что получается, обычный среднестатистический человек легко попадает в так называемую группу «мечтателей». И я, получается, из их числа.

К чему это я…

Ах, да. Когда я была ещё маленькой… Так начинается большинство историй, якобы, чтобы лучше понять характер главного героя или героини. Конечно, детство накладывает определённый отпечаток на нашу личность. Но главное, я так считаю, какие люди окружают тебя в течение жизни. Именно благодаря общению с людьми формируется твой характер. Если ты по большей части окружён «настоящими» людьми, добрыми, но строгими, понимающими, считай, повезло, то доброе зерно, что заложено в каждом из нас, обязательно прорастёт.

Мне повезло — хороших людей в моей жизни было больше чем плохих, может, поэтому сильные беды и потрясения обходили меня стороной. Ну, бывало, конечно, и гадости в ответ на добрые дела. Ну да кто старое помянет… Не привыкла, как не «учили», долго помнить обиды.

Итак,… я всегда была мечтательницей, с возрастом научившись отделять фантазии от реальности. Ещё бы, тётке под сорок, а всё «помечтульки», переведённые в разряд фантазий. Жизнь более менее налажена, работа, дом, работа. Друзья? Есть, конечно. Семья? Вот тут — увы! Как то не случилось. Нет, мужчины были, но ни один из них не вызвал чувства большего чем симпатия, поэтому отношения заканчивались не успев начаться. Душа и сердце просили иного — ЧИСТОЙ-ЧИСТОЙ, БОЛЬШОЙ-БОЛЬШОЙ, а другой мне и вовсе не надо. Так вот и осталась одна: ни семьи, ни детей. Детей хотелось, но лишь одна операция перечеркнула всё. Детей могу иметь, только если возьму приёмных, но это ответственность, на которую вряд ли отважусь.

Так бы и длилась моя жизнь, серо, буднично, если бы однажды…

Глава 1

Этот вечер был обычным. Посмотрела по телику кино, выпила снотворное, и потихоньку отключилась.

И снится мне уж совсем невероятное, будто бы я беременна. И чувство такое интересное, словно внутри маленький комочек света, живой, тёплый. Такое счастье охватило. И боязнь проснуться.

— Нравится? — словно прошелестело вокруг.

— Да, — а что ещё можно было ответить.

— Поменяемся? — ехидно.

— Да, — не совсем понимая о чем, прошептала я.

И в тот же миг, будто сотни игл вонзились во всё то, что представляла собой я. Казалось, меня вынимают, вырезают, выдёргивают из тела. Попыталась кричать, но звука не было. И когда вокруг стала сжиматься тьма, со всех сторон ко мне потянулись миллионы лучиков света, тёплого, живого и…я проснулась.

— Вот ё…

Ни стен родного дома, ни родной постельки… Лишь огромная комната с высоким потолком, и я с огромным животом. Осторожно провела ладошкой по неожиданным округлостям, так и есть — беременна.

— Госпожа проснулась?

Резко вскидываю голову. У края огромной кровати, на которой я возлежала, стояла симпатичная женщина средних лет. Как то сразу пришло ощущение, что это хороший человек.

— Что то желаете? — прозвучало почему-то холодно.

— Э… — растерянно пробормотала я. — А можно что-нибудь попить.

Женщина как-то странно взглянула на меня, будто ожидая чего-то другого, потом пожала плечами и вышла на несколько минут.

С трудом продвинувшись к краю кровати, опустила ноги на пол, ощутив голыми ступнями мягкий ковёр. Встала, привыкая к тому, что центр тяжести сместился в район живота. Сделала шаг, чуть не опрокинулась назад. Не поняла… Кажется, что-то не так, и дело вовсе не в неожиданной беременности. Огляделась. Так вон вроде зеркало. Уточкой просеменила до оного предмета и застыла — из зеркала на меня смотрела не я. Поморгала. Помахала ручкой. Отражение сделало то же самое. Ущипнула себя побольнее. Охнула — больно. Значит, не сон. Значит, я теперь такая. Решила рассмотреть новую себя получше.

Красивая вроде. Высокая, стройная, если не считать живота. Красивые глаза, голубые. Фу, не очень мне нравился этот цвет, привыкла как то к своим карим. Ну да выбирать не приходится. Губы пухленькие, ничего такие. Даже вытянула трубочкой и сделала себе воздушный поцелуй. Брови и ресницы густые, тёмные. Волосы… Н-да, блондинка. Оно, конечно, красиво, но не хочу быть блондинкой. Дёрнула недовольно себя за прядку. И не поверила своим глазам, которые вдруг словно огнём опалило. Зажмурилась, резь в глазах не проходила, от боли потекли слёзы.

В этот момент скрипнула дверь и знакомый уже голос обеспокоенно произнёс:

— Госпожа, вам плохо? Зачем вы встали одна, нужно было меня дождаться.

Теплая рука дотронулась до моего плеча. Боль прошла как то сразу быстро, словно прикосновение растворило её. Распахнув глаза, с благодарностью взглянула в расширившиеся почему то в удивлении глаза напротив.

— Что?… пробормотала я.

— А… Э… Ох, ты ж…

Мгновение и посетительница мчится к двери. Я хмурюсь и поворачиваюсь снова к зеркалу.

— Ух, ты ж… — вырывается невольно. У меня синие, СИНИЕ глаза. И волосы… Тёмно-рыжие… Мои собственные.

Смотрю в ступоре. Хм, а я так себе больше нравлюсь. Но вот чувствую, что-то я себя не очень, словно вот-вот буду в обмороке, глубоком. На то, чтобы дойти до кровати, сил нет; падать нельзя — ребёнок. Прислонилась спиной к зеркалу, пытаясь удержать сознание, но оно всё одно поплыло в неведомые дали. Последнее, что помнилось, раздражённый, но очень красивый голос: — Идиотка! Опять за своё!

Глава 2

Ярромиэль задумчиво постукивал пальцем по подбородку, читая послание дяди. Предложение было интересным, если не сказать, заманчивым. Обдумывая письмо, Ярромиэль всё больше склонялся к мысли принять предложение. И подальше от этой мегеры жёнушки будет, и появиться время подумать, как