ЛитВек - электронная библиотека >> Татьяна Ивановна Ревяко и др. >> Криминальный детектив и др. >> Ограбления и кражи: Бандиты, грабители, воры и мошенники

Ограбления и кражи: Бандиты, грабители, воры и мошенники  Подгот. текста П. В. Кочетковой, Т. И. Ревяко, Н. В. Трус. 

ЧАСТЬ I. БАНДИТИЗМ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Могущество преступных организаций велико и опасно.

Возможно, что не существует организованного преступного сообщества, которое охватывало бы все виды преступной деятельности, по не подлежит сомнению, что имеется более или менее определенная организация, меняющая свои формы в зависимости от времени, места и конкретных видов преступной деятельности.

Непосредственно преступная деятельность осуществляется бандами, которые имеют свою часто многолетнюю историю и носят особые наименования. Банды постоянно или в течение известного периода времени специализируются на преступлениях определенного вида: угон машин, незаконный сбыт и производство алкоголя, торговля наркотиками, рэкет и т. д. Преступление, таким образом, представляет собой результат действий многих лиц, которые имеют специальные навыки и особые связи с окружающим миром.

Будучи своего рода коммерческим предприятием, профессиональная банда функционирует с эффективностью, свидетельствующей о прекрасной постановке организационной стороны дела. В качестве примера можно привести Нью-Йоркскую банду Тесслера, о которой говорили, что она представляет собой самую организованную, действующую на строго коммерческих началах преступную группу. Эта банда, большинство членов которой было арестовано в октябре 1925 г., пользовалась револьверами, снабженными глушителями, имела в своем распоряжении ювелира, подбиравшего новые оправы для похищенных драгоценностей, держала два гаража, где менялись номера на похищенных машинах, а сами машины перекрашивались, содержала склад и контору по сбыту и располагала особым фондом для имущественного поручительства и оплаты услуг адвокатов.

Для того, чтобы организованные преступники могли действовать беспрепятственно, необходима связь с политической машиной. В местах, где поощряется деятельность преступных элементов, хозяйничают банды. Банды процветают, местная политическая группа преуспевает с помощью и при поддержке банд. Возникает нечто вроде взаимного соглашения на основе обоюдной выгоды. Бандиты помогают своим друзьям остаться у власти, контролируя проведение выборов.

Организованная преступность оказывает влияние на всю социальную систему, особенно в тех случаях, когда власть преступного подполья распространяется на государственные учреждения и приобретает характер политической власти. В результате получается нечто вроде государства в государстве — тоталитарное преступное подполье.

Бандиты проникают не только в политику, но и в легальный бизнес. Они используют свои доходы для приобретения законно существующих предприятий. Установление монополии в определенной сфере — ключ к огромным доходам.

Преступный элемент проникает в самые различные сферы жизни: телевидение, реклама, издательское и газетное дело, увеселительные заведения, банковское дело, спорт, бензозаправочные станции и гаражи, импортные и экспортные операции, спиртоводочная промышленность, производство и продажа сигарет, рестораны и бары, строительное дело, операции с недвижимостью, перевозка грузов и т. д.

Преступники организуются для того, чтобы; 1) достичь больших результатов; 2) иметь более широкое поле деятельности; 3) обеспечить за собой монополию на совершение преступлений данного вида в определенном районе; 4) обезопасить себя от конкуренций и предательства; 5) поддерживать дисциплину и располагать при случае средствами запугивания и ликвидации.

Часто вместо определения «организованная преступность» ошибочно употребляется «мафия». «Под этом словом, происхождение которого трудно установить, обычно подразумевают организацию, которой приписывают всё сваленные в одну кучу крупные преступления, случаи вымогательства и безнаказанные махинации. На самом деле мафия непричастна и к четвертой части тех преступлений, которые относили на ее счет для удобства классификации и в силу того, что сделать это не представляло особого труда. Следует, однако, помнить, что эта организация, называемая ее приверженцами «Коза ностра», объединяет только сицилийцев, которых принимают в ее ряды, согласно установленному ритуалу, после тщательного отбора и испытаний в кровавых делах.

Кто говорит «мафия», должен обязательно добавлять «сицилийская», так как любой другой выходец из Италии, будь то ломбардец, неаполитанец, калабриец или сардинец, никогда не будет претендовать на участие в этой организации и не сможет стать ее членом. Для него это настолько же нереально, насколько нереально Негру присоединиться к ку-клукс-клану.

Мафия — это секретное сообщество со своей внутренней структурой и правилами, которые должны строго соблюдать ее члены. Вместе с еврейскими, ирландскими, итальянскими бандами она образует единое целое — преступный синдикат, но лишь при том условии, что они принимают к неуклонному исполнению внутренние законы, исходящие от высшего совета синдиката, перетасовывающего и контролирующего все крупные объединения преступников» (Шарлье Ж. - ML Марсилли Ж. Преступный синдикат. М, 1990).

Преступные организации могут быть самыми разными. Например, в 1940 г. в Филадельфии была раскрыта фирма «Страховые полисы, убийство мышьяком», которая занималась подстрекательством жен к убийству мужей. После моральной обработки женщины начинали кормить своих нелюбимых мужей мышьяком, пока те не умирали. Женщины получали страховку и делили, соответствующую сумму с членами банды, снабдившей их ядом.

Среди историков и социологов никогда не будет единодушия в отрете на вопрос, почему в 1924 — 1936 гг. волна преступности захлестнула Соединенные Штаты. Происходящее тогда в США намного превосходило любой разгул уголовщины, пережитый когда-либо в Старом и Новом Свете. Многим европейским наблюдателям объяснение этого феномена не казалось сложным. Первую причину они видели в утрированном понимании американцами либерализма, который имел своим последствием ярко выраженный эгоизм каждого индивида, приведший, в свою очередь, к взаимной борьбе по закону джунглей. Вторая причина, по их мнению, крылась в запрете употребления спиртного, в так называемом «сухом законе», принятом 16 января 1920 г. в целях улучшения мира. Представление о том, что такую колоссальную страну, как США, можно «осушить» законодательным путем