ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Константин Николаевич Муравьёв - Мир Тёмного солнца - читать в ЛитВекБестселлер - Макс Алексеевич Глебов - Призрак победы - читать в ЛитВекБестселлер - Дэвид Шварц - Искусство мыслить масштабно - читать в ЛитВекБестселлер - Майкл Микалко - Рисовый штурм и еще 21 способ мыслить нестандартно - читать в ЛитВекБестселлер - Людмила Владимировна Петрановская - Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка - читать в ЛитВекБестселлер - Эрик Берн - Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры - читать в ЛитВекБестселлер - Андрей Владимирович Курпатов - Чертоги разума. Убей в себе идиота! - читать в ЛитВекБестселлер - Генрих Саулович Альтшуллер - Найти идею - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> Jane Fletcher >> Любовные детективы и др. >> Золотая голубка

Золотая голубка автор: Jane Fletcher переводчик: Akrill

В качестве базы преступной империи Харренвик имел один серьезный недостаток, который я отметила уже через пять минут после своего прибытия. Это, конечно, было не то место, которое выбрала бы я.

Я вывалила на Неда свои выводы, как только он появился.

- Этот город – бедная никчемная дыра, где и близко нет ничего достойного хорошей кражи. Зачем было строить здесь постоялый двор?

Сопровождая меня в заднюю комнату «Зеленого Дракона», Нед самодовольно улыбался.

- Ах, Коррин. Видишь ли, для меня это – еще одно из преимуществ данного места. Я собираюсь управлять всем отсюда и не хочу никаких проблем местного масштаба. Никто не хочет гадить на собственном пороге, так почему бы не выбрать порог... – Нед замолчал, так и не придумав метафору. Пожав плечами, он продолжил. – И у Харренвика много других преимуществ.

- Каких?

Я села на стул и огляделась. Это место можно было бы назвать хибарой, если забыть такое хорошее слово, как «развалина». Признаю, я оставалась в местах и похуже, но лишь потому, что в то время была прикована к стене.

Нед подтащил к себе второй стул. Годы и вес начали догонять его. Ножки стула заскрипели, когда он сел, и вся фигура мужчины расплылась. Несмотря на это, он все еще был красив и (что еще важнее) достаточно богат, чтобы многие женщины интересовались им. Я не была одной из них, но то, что Нед знал об этом, ничуть не помешало ему усесться на мой вкус излишне близко ко мне. Это был основной недостаток наших деловых отношений. Нед относился к людям, которые не принимают «никакого шанса» в качестве ответа.

В прошлом это не было большой проблемой. Я переодеваюсь мальчишкой и если бы кто-то не знающий заметил, что он подкатывает ко мне, это сильно повредило бы его репутации. Так что Неду приходилось держать руки при себе. К сожалению, «Зеленый Дракон» был начисто лишен свидетелей нашей беседы, знающих или нет. Но я была уверена, что смогу справиться с этой ситуацией. Нужно просто держать беседу в деловом русле. Нед был надежным скупщиком, а мне необходимо было отделаться от пары вещиц.

- Так каких? – повторила я.

- Тех, за которые я благодарен графу Честнеду, – судя по тону, это была какая-то шутка.

- Твой друг?

- Не думаю, что у него вообще есть друзья.

Я подняла брови, предлагая Неду продолжать. В контексте было непонятно, имел он в виду реального графа или это было прозвище босса преступного мира, так что мне нужно было больше информации, прежде чем отвечать на шутку – это могло оказаться смертельно опасным.

- В Харренвике бедная земля и никаких ископаемых, стоящих упоминания. Владение никогда не было особо богатым, но лет тридцать назад дела тут шли хорошо. Здесь пересекались многие торговые пути, по которым перевозили товары более богатые соседи, работал процветающий рынок, полдюжины гостиниц, кузницы и лавки других ремесленников. Затем графом стал Честнед – и он хотел денег, так что он поднял налоги на все товары. Самые богатые торговцы стали искать обходные маршруты для своих караванов, выплаты упали, так что граф снова поднял налоги, что отпугнуло еще больше торговцев.

- Никто не посчитал нужным объяснить ему закон убывающей доходности?

- Может кто-то и решился, но граф не поверил. Теперь, через тридцать лет после того, как он получил власть, «Зеленый Дракон» – единственный постоялый двор в городе, а рынка здесь вовсе больше нет. Я купил это место за сущие гроши. Дороги еще хорошие, но все путники здесь – мимохожие бедняки, с которых и взять-то нечего. Они не останавливаются в городе и не общаются с местными.

Нед немного расслабился, и по его улыбке я поняла, что он гордится собственным умом.

- Таким образом, никто не обращает внимания на моих людей, когда они заходят сюда. Прекрасное место для базы моей организации.

Я покачала головой.

- Законники скоро схватят тебя за задницу.

- О, об этом уже позаботились. Пару лет назад Честнед устроил большую облаву на всех местных преступников. Он заставил городскую стражу серьезно рисковать – некоторые из них были убиты и покалечены. Затем, как только уровень преступности снизился, граф заявил, что теперь в его владениях нет существенных преступлений, так что стража не оправдывает траты на них, и снизил всем плату, – улыбка Неда стала еще шире. – Можешь себе представить, как легко было их подкупить? Я мог бы вовсе ничего им не платить – они бы просто оставили меня в покое только для того, чтобы досадить графу Честнеду.

Я задумалась лишь на мгновение.

- Да что за идиот этот Честнед?

- Можешь сама убедиться. Через час он будет произносить речь перед горожанами. Мы может пойти и послушать, – Нед наклонился вперед и обнял меня за плечи. – Но сначала дела. Думаю, ты хочешь показать мне парочку вещиц.

Я убрала его руки подальше, но удержалась от более активных действий. У меня есть своя гордость, но деньги более полезны, а я сомневалась, что получу более выгодную цену, если переломаю ему пальцы. С этим придется подождать до завершения сделки.


~~~~~~~


Граф Честнед был высоким болезненным мужчиной за пятьдесят. Когда он молчал, его губы были сжаты в тонкую линию, которая явно была отработана годами практики. Невозможно смотреть на него без того, чтобы на ум пришло слово «сушеная треска». Его одежда была простой и темной – дань наивной вере в то, что большое количество черного должно выглядеть, как строгий хороший стиль. В случае с Честнедом, черный цвет ткани не скрывал ни ее изношенности, ни поеденных молью кружев, ни стиля, вышедшего из моды лет тридцать назад.

Речь графа была весьма формальна, но выражала его веру в то, что люди ленивы, глупы, некомпетентны, бесчестны и трусливы, но в первую очередь ленивы, так что он не собирается и дальше быть столь же добрым с ними. Затем Честнед объявил об изменении в правовой системе, состоящем в том, что любому, пойманному на лени, отрежут уши раскаленным ножом.

Уже через тридцать секунд после начала его речи я поняла, каким же идиотом он был. Он разрушил всю экономику своего владения, но сумел убедить себя в том, что это не его ошибка. Богатые всегда убеждены, что бедные сами в ответе за свою бедность. Но Честнед шагнул дальше – он решил, что они в ответе и за его бедность тоже. Так что он хотел, чтобы все работали еще напряженнее, дабы вытащить его из ямы, которую он сам