ЛитВек - электронная библиотека >> Эд Лейси >> Полицейский детектив >> Блестящий шанс. Охота обреченного волка. Блондинка в бегах

Эд Лейси Блестящий шанс. Охота обреченного волка. Блондинка в бегах


Блестящий шанс. Охота обреченного волка. Блондинка в бегах. Иллюстрация № 1
Блестящий шанс. Охота обреченного волка. Блондинка в бегах. Иллюстрация № 2
Блестящий шанс. Охота обреченного волка. Блондинка в бегах. Иллюстрация № 3

Блестящий шанс

1. Сегодня

Я спустил пары в Бингстоне. Это небольшой городишко с двухтысячным населением в Южном Огайо: понять, что к чему, здесь можно минуты за три. Я же меньше чем за минуту выяснил то, что мне нужно было выяснить, а именно, что напрасно сюда приехал.

Главная улица тут была явно более оживленной, чем ей полагалось быть, потому что с окрестных ферм в город привозили кучу товаров. Я припарковался около большой аптеки — она же универсам — и вошел внутрь. Немногочисленные покупатели уставились на меня так, словно я вылез из летающей тарелки. К этому я уже привык: хотя мой «ягуар» бегает по дорогам Америки уже лет восемь и приобрел я его всего за шесть сотен, он, как и любая иностранная тачка, всегда вызывает нездоровый интерес у праздных зевак. Но сейчас это привело меня буквально в бешенство, так как постороннее внимание как раз-то нужно мне было меньше всего.

Мое появление в магазине произвело форменную сенсацию — вся деловая активность вмиг замерла. Толстый хмырь у прилавка с прохладительными напитками вытаращился на меня, не веря своим глазам. Парень, пожирающий гамбургер у стойки, развернулся на сто восемьдесят градусов и тоже сделал большие глаза. Аптекарь в этот момент принимал от старого негра-почтальона газеты, и оба изобразили немую сцену. В магазине было полно всякой всячины — куда больше, чем в простом универмаге. Я обратил внимание на телефон-автомат и бодро направился к будке. Бингстонская телефонная книга по толщине напоминала буклет с программкой какого-нибудь захудалого бродвейского театра. Никакой Мэй Расселл в ней не значилось.

Полагая, что в городе должно быть куда больше абонентов, чем указывалось в этой телефонной брошюрке, я двинулся к хмырю за прилавком с прохладительными напитками. На мой вопрос он отреагировал как актер профсоюзного драмкружка: его круглое лицо изобразило ужас, а когда взгляд упал на дверь, в нем затеплилось облегчение. Я обернулся и увидел направляющегося прямехонько ко мне полицейского. Дядя шел довольно быстро. Полицейские в маленьких городках почему-то любят напяливать на себя форму, словно взятую из реквизита провинциальных театров оперетты. Этот полицейский явился в обличье коренастого пупса средних лет в до блеска начищенных черных ботинках, серых бриджах с широкими красными лампасами и кожаном бушлате. На груди у него сиял исполинский значок — большего я в жизни не видывал. На затылке торчала ковбойская шляпа. Сомнений относительно причины его прихода возникнуть не могло: кольт был наполовину вынут из кобуры, а в правой руке пупс держал дубинку. Я никак не мог понять, как же им удалось так быстро меня застукать, но внутри у меня все похолодело. Я попался. Если бы мне удалось вмазать полицейскому промеж глаз и сразу добежать до двери, я был бы спасен.

Внезапно передо мной вырос негр-почтальон. Он положил обе руки на мой правый кулак и прошептал:

— Полегче, сынок.

— Прочь с дороги! — прошипел я, сбросив его руки. Полицейский уже подошел к нам вплотную. Почтальон кивнул ему и произнес:

— Доброе утро, мистер Уильямс.

— Привет, Сэм. Мне ничего нет?

— Несколько писем я оставил у вас на столе в офисе, — ответил почтальон, стоя между мной и полицейским.

— Недавно в наших краях, парнишка?

— Угу. — За последние шесть часов меня называли «парнишкой» чаще, чем за всю мою жизнь.

— Так я и подумал. Хочу объяснить тебе пару вещей.

— Каких же? — спросил я, не сводя глаз с его дубинки. Я попытался оттолкнуть чертова почтальона, но он опять упрямо встал между нами.

— Ты что здесь делаешь, парнишка?

— Листаю телефонную книгу. Разве закон запрещает это?

— Нет. А я уж подумал, ты собрался здесь поесть. Поскольку ты в нашем городе недавно, тебе, наверное, не известно, что цветным не разрешается жрать в этом магазине.

Я малость рассвирепел, но быстро успокоился и от радости даже чуть не прослезился. Мне пока что ничто не угрожало. В моем мозгу вертелась идиотская мысль — что у этого легаша доброе лицо, да и разговаривает он со мной достаточно миролюбиво, хотя и держит дубинку на изготовке.

— Я же не собирался съесть этот телефонный справочник, — сказал я с невинным видом.

Полицейский усмехнулся, его глазки оценили мой купленный на Пятой авеню костюм. Ну и, разумеется, он приметил «ягуар» у тротуара. Потом его взгляд переместился на мой перебитый нос, и он быстро вычислил, что мое преимущество выражается в футе роста и тридцати килограммах веса. Его лицо вновь приобрело несчастное выражение.

— Ты пойми, неприятности мне не нужны. Просто я вижу, ты у нас недавно, и я хочу познакомить тебя со здешними порядками.

— Будем считать, что я познакомился. А что, кроме этого справочника другого нет? — Я мотнул головой в сторону телефонной будки.

— Другого нет. А кого ты ищешь?

— Наверное, попал не в тот город. Тот, кто мне нужен, в книге не значится, — ответил я и, обойдя негра-почтальона, направился к двери.

— А я почти что всех в Бингстоне знаю, — подал голос почтальон. На его коричневом лице было написано: «Как негр негру, давай-ка я тебе помогу».

— Да ладно, не страшно! — С этими словами я вышел на улицу и, бросив взгляд по сторонам, сразу же рассмотрел все достопримечательности главной улицы. Киношка, два отельчика, несколько супермаркетов, шесть-семь лавчонок и еще «деловая» улочка, пересекающая главную транспортную артерию Бингстона.

Как кто-то однажды сказал, в мире больше ослиных задниц, чем ослов. В этот момент я ощущал себя ослиной задницей номер один. Каким же надо было быть дураком, чтобы пятнадцать часов добираться на машине до этого захолустного городишки, где я торчал на виду у всех, точно упавшее бревно посреди рыночной площади. И тем не менее я находился в этом городишке и,