ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Дмитрий Алексеевич Глуховский - Будущее - читать в ЛитВекБестселлер - Ю Несбё - Полиция - читать в ЛитВекБестселлер - Слава Сэ - Сантехник. Твоё моё колено - читать в ЛитВекБестселлер - Максим Валерьевич Батырев (Комбат) - 45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя - читать в ЛитВекБестселлер - Нассим Николас Талеб - Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса - читать в ЛитВекБестселлер - Роберт Гэлбрейт - Зов кукушки - читать в ЛитВекБестселлер - Джо Диспенза - Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели - читать в ЛитВекБестселлер - Кэрол Дуэк - Гибкое сознание. Новый взгляд на психологию развития взрослых и детей - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> Сергей Романюта (rezamanans) >> Юмористическая проза >> Гламур спасет мир (сборник) (СИ)

Синопсис


Правоохранительные органы называют это использованием служебного положения в личных целях или же, коррупцией. Ну и что?! Я бы еще и взятки брал, вот только никто не дает. Это я так, и шутка, и разминка одновременно.

Самое сложное в написании чего-либо, во всяком случае для меня, - первое предложение. Если оно написано, - все, дальше как по маслу, вплоть до того, что самого себя «тормозить» приходится.

Вчера, уж было спать лёг, но еще не заснул, как вдруг на тебе! «На тебе!» предстало в голове как довольно-таки большая наглость и потребовала написать рассказ о себе самом. А что? Не скажу что много, но трохи написанного уже имеется, только вот написано все это о ком угодно, только не о себе. Наверное в результате такого положения вещей происходит дисбаланс и отсутствие справедливости. А справедливость быть должна! Если же ее нет, надо восстановить, по другому никак.

Самым простым а потому популярным способом восстановления справедливости, это я так думаю, является питие водки в больших количествах и ругание матом на весь белый свет. Еще можно кому-нибудь рожу набить, но это встречается реже, это на любителя. Водку пить что-то не хочется, матом я вообще не ругаюсь, а восстанавливать справедливость надо, ой как надо. Поэтому выход один, - использование служебного положения в личных целях, иными словами, коррупция.

Положение мое, даже представить себе не могу, в каком состоянии надо пребывать, чтобы назвать его служебным. Человеческий организм на такое количество «злодейки с наклейкой» просто не рассчитан. Неслужебное у меня положение, сам залез, никто не заставлял. Должностной инструкции нету, никто не давал. И за технику безопасности тоже нигде не расписывался.

Оно конечно немного жаль, служебное положение, да еще в личных целях, использовать всегда гораздо приятнее, чем неслужебное, ученые доказали. Но, поскольку из всех существующих положений в наличии только неслужебное, придется использовать его.


***


Позавчера рассказ начал писать, там мужик по-пьяни заблудился… Кстати, как и в случае с этим рассказом, тема пришла неизвестно откуда. Никаких тебе аналогий, вообще, в ту сторону даже не думал! Сидел тихо, мирно и никого не трогал, выпуск новостей по телевизору смотрел и вдруг хлобысть! На тебе! «Чё сидишь, дурью маешься, пиши давай!»

Ну и чем, спрашивается, мое, неслужебное положение, от чьего-то, служебного, отличается? Похоже, что ничем. А мужик тот, из рассказа, его сейчас похмеляют и завтраком кормят. Пусть, раз уж такое дело, завтракает, похмеляется и никуда не торопится, - я занят, положение свое в личных целях использую. Лишь бы он не перепохмелился, а то опять залезет куда-нибудь, а мне все это описывать.


***


Я тут наврал маленько, но, сами понимаете, без этого тоже никак. У меня еще одно положение имеется, пенсионерское. Вот только не надо сразу, мол, вышел на пенсию, в стране кризис, вся страна работает, а он мало того, что сам ничего не делает, так еще идругих от дел важных отвлекает. Это, правда за глаза, я уже слышал, от соседей.

Тут две вещи являются определяющими, и какая из них первая, а какая вторая по важности и значимости, сам не знаю. Не, народ конечно занает, но мне лень спрашивать. Итак, первая – у меня нет совести, не предусмотрена. Ну получилось так, я не виноват. А второе, вот там виноватый есть, - Михаил Михайлович Жванецкий. Не подумайте, что он для меня является кумиром или образцом для подражания. Ни кумиров, ни образцов для подражания для меня не существует, верите или нет, - дело ваше. Наоборот, я очень боюсь брать с кого-то пример и быть похожим. Просто-напросто позволил себе быть самим собой, - простенько и со вкусом, как говорил товарищ Бендер.

Так вот, насчет виноватости Михал Михалыча. Это он сказал: «Писать, также как и пИсать, надо тогда, когда уже не можешь», а я услышал и вот вам, пожалуйста. Поэтому, если кому не нравится, все претензии к Жванецкому. Если что, не переживайте, отговорюсь, и еще во сто крат больше этого наговорю. Ладно, ерунда все это.

Не ерунда то, что действительно приспичило, в смысле, второе слово на букву «п» из цитаты. Вернее будет сказать, что даже не приспичило, а скрутило так, что никуда не денешься.


***


В случае со вторым словом из цитаты на букву «п», там все понятно. Понятно откуда и через что в тебя тот же кофе или пиво входят и выходят, и куда. А вот с первым словом на букву «п» полуизвестность с полуизвестностью, - пятьдесят на пятьдесят, приблизительно так. Получается так: неизвестно откуда, неизвестно через что вот это безобразие залетает в голову, а может еще куда, точно не знаю. Появляется, устраивает скандал. Обязательно устраивает, без этого не бывает. Затем прорывается к пальцам, которым ничего не остается делать, как отправлять все это в ноутбук. Представляете счастье такое? Причем, заявляется «это» когда ему заблагорассудится и всегда без предупреждения.

Получается, что из меня какой-то «аэровокзал» сделали, ну или железнодорожный, или автовокзал, без разницы.

Кстати, очень похоже. Пришли, так сказать, пассажиры, мать их ети, на тебя им абсолютно наплевать, на то ты здесь и поставлен, чтобы круглосуточно встречать- провожать. Попили кофейку, пирожок слопали, и дальше, по своим делам. А ты стоишь, смотришь на них, глаза вылупив, и думаешь: «А какого, спрашивается, вы приперлись, я вас не звал». Но им наплевать, ты сам по себе, они сами по себе. Спросить, не спросишь, они бессловесные, только нервы портить умеют и, говорю же, на тебя ноль внимания, как будто тебя и нет вовсе.

Иногда подумаешь, аж страшно становится: и где же я так нагрешил, если мне при жизни такое определено? Чего же тогда после неё будет?

Управлять этим совершенно бесполезно, сейчас объясню. Бывает, пишешь что-то, все нормально, и вдруг раз, не знаешь о чем дальше писать, пустота, хоть тресни. Поначалу, пытался что-то придумывать, мозги терзать, а потом плюнул. И точно, зафиксированный максимум, - два дня, и вот оно, появилось во всей красе и как раз то, что надо.

Кстати, аналогия с вокзалом, - яркий пример того, что появляется всё это совершенно непредсказуемо. Ей Богу не вру, вот сейчас не вру. Про Жванецкого давно появилось и видать сидело, ждало своего часа. Может теперь, когда написал, отпустит, как думаете? Про клавиатуру утром появилось, когда кофе пил. А вот про вокзал вынырнуло тогда, когда писал предложение: «Причем заявляется «это» когда ему заблагорассудится…». Появилось оно, про вокзал, всё и сразу, от первой до последней буквочки. Мне лишь осталось «проводить» восвояси и пожелать… Но и это еще не все.

Дело в том, что приходят «пассажиры» эти, транзитники, самые разные по своему