ЛитВек - электронная библиотека >> Кевин Стейн и др. >> Фэнтези: прочее >> Сага о Копье: Омнибус. Том I

Сага о Копье Омнибус Том I

Примечание Кузницы книг

Эта книга представляет собой сборник всех книг по сеттингу Dragonlance, переведенных на русский язык в период с 1985 по 2012 гг.

Приятного чтения!

Пол Томпсон, Тонья Кук Перворожденный

Пролог

Год Дельфина (2308 до н. э.)

Великая река Тон-Талас несла свои воды через леса Сильванести с севера на юг. Почти у самого устья широкий поток ее разделялся на два рукава, огибая остров под названием Фаллан, где располагалась столица эльфийского государства — Сильваност.

Сильваност был городом башен. В небо вздымались светящиеся белые шпили, по сравнению с которыми даже гигантские дубы на материке казались карликами. Но на самом острове росло мало деревьев. Большая их часть была срублена, чтобы дать место городу. Эльфийские чары заставили природные залежи мрамора и кварца обратиться в дома и башни. Приближаясь к острову с запада по Королевской дороге, путешественники различали среди ветвей жемчужное мерцание — это сиял мраморный город. По ночам дома и дворцы впитывали свет звезд и лун и мягко излучали его обратно в небеса.

В эту ночь небо было затянуто стремительно несущимися облаками, накрапывал холодный дождь. Над островом свистел ураган. Но, несмотря на плохую погоду, улицы Сильваноста были заполнены эльфами. Не обращая внимания на пронизывающий холод, жители города, все до единого, покинули дома и радостно кричали, пели, хлопали в ладоши. Многие держали в руках свечи, укрытые от дождя, и их пляшущие огни создавали странную, хоть и праздничную атмосферу.

Этим вечером в столице свершилось удивительное событие. Ситэл, Звездный Пророк, правитель страны Сильванести, стал отцом. Ему неслыханно повезло — у него родилось двое сыновей, близнецов, редкое явление у эльфов. Отныне народ Сильванести именовал Ситэла Дважды Благословенным. И в эту холодную, сырую ночь всю страну охватило ликование.

Тем не менее, Звездный Пророк не принимал поздравлений. Он даже не навестил свою жену, Ниракину, во дворце Квинари, где она еще лежала в постели с новорожденными сыновьями. Ситэл, покинув свою свиту, одиноко прохаживался по площади между дворцом и Звездной Башней, где находился церемониальный трон правителей. Обычным горожанам не разрешалось ходить по площади ночью, но до Ситэла доносилось эхо их торжествующих голосов. Большими шагами правитель миновал сад, окружавший башню, и, пройдя по запутанным тропам среди темных деревьев, вошел в здание через дверь, предназначенную для членов королевской семьи.

На пути к подножию огромного изумрудного трона Ситэл оглядел просторный парадный зал. Темнота в башне не была абсолютной. Через окна, прорубленные в крыше, на высоте шестисот футов, проникал лунный свет, тусклый от закрывавших небо облаков. Стены башни были испещрены узкими, похожими на щели окнами и инкрустированы всевозможными драгоценными камнями. В их гранях преломлялся свет луны, радужные лучи заливали стены и пол зала, окрашивая его в мириады оттенков. Но сейчас Ситэлу не было дела до этого великолепия. Усевшись на трон, который он занимал уже два столетия, Пророк положил руки на изумрудные подлокотники, и холод камня проник в его тело, облегчив сердце, отягощенное нелегким бременем.

В огромном дверном проеме главного входа возник чей-то силуэт.

— Войди, — произнес Пророк.

Он говорил почти шепотом, но благодаря совершенной акустике зала каждое слово сидящего на троне было слышно посетителю.

Фигура приблизилась. Вошедший остановился у подножия лестницы, ведущей к пьедесталу, на котором стоял трон, и поставил на мраморный пол небольшую жаровню, затем низко склонился со словами:

— Ты призывал меня, Великий Пророк.

У посетителя был высокий голос, в нем слышался северный говор.

— Ведведсика, служитель Гилеана, — ответил Ситэл, — поднимись.

Ведведсика выпрямился. В отличие от жрецов Сильваноста, носивших мантии и ленты цвета их божественного покровителя, Ведведсика был одет в однотонный серый плащ, перехваченный поясом. У его бога не было храма в городе, потому что боги Равновесия официально не одобрялись жрецами, служившими богам Добра.

Ведведсика произнес:

— Могу ли я поздравить тебя, Высочайший, с рождением сыновей?

Ситэл холодно кивнул.

— Это из-за них я призвал тебя сюда, — ответил он. — Твой бог дозволяет тебе предвидеть будущее?

— Мой господин Гилеан владеет Тобрилом, Книгой Истины. Время от времени он дарует мне милость, позволяя бросить взгляд на ее страницы.

По выражению лица жреца можно было догадаться, что событие это не относилось к разряду приятных.

— Я дам тебе сотню золотых слитков, — пообещал Пророк. — Обратись к своему богу и предскажи мне судьбу моих сыновей.

Ведведсика опять склонился до земли. Пошарив в объемистых карманах плаща, он извлек два сухих листка, все еще зеленых и блестящих, но твердых и хрупких. Сняв коническую крышку с жаровни, жрец протянул руку над раскаленными, тускло светящимися углями, держа листья за стебельки.

— Гилеан, Книга Истины! Серый Странник! Мудрец, познавший Истину, Ворота Душ! В этом огне открой мои глаза и дозволь мне прочесть строки книги всех истин! — Голос жреца зазвучал сильнее, отдаваясь эхом в пустом зале. — Открой Тобрил! Отыщи для Пророка Ситэла судьбы его двух сыновей, рожденных сегодня!

Ведведсика положил сухие листья на угли, и те моментально вспыхнули, вверх с громким треском взметнулось пламя. Над жаровней кольцами поднимался густой серый дым, становившийся все плотнее. Сжавшись, Ситэл пристально вглядывался в извивающийся столб. Ведведсика поднял руки, словно хотел обнять его.

Постепенно колеблющийся столб дыма преобразился, приняв форму раскрытого свитка. Лицевой стороной свиток был повернут к Ведведсике, и Ситэл не мог ничего прочесть. Губы жреца зашевелились, он начал читать строки из книги, содержавшей все знание богов.

Не прошло и минуты, как листья полностью сгорели. Мгновенно, разогнав дым, огонь вспыхнул на высоте трех футов над золотой жаровней. Язык пламени обжег руку жреца, и тот, вскрикнув от боли, отшатнулся. Увидев, как Ведведсика тяжело рухнул на пол, Ситэл вскочил с трона.

Спустившись вниз, Ситэл упал на колени рядом с телом и осторожно перевернул его.

— Что ты