ЛитВек - электронная библиотека >> Дмитрий Сергеевич Дибенко >> Самиздат, сетевая литература и др. >> Инженер Деревни Скрытого Листа (СИ)
Annotation

Инженер-конструктор в мире Наруто. Создать танк? Самолет? Меху? Да без проблем. Полеты в космос и исследования глубин загадочной планеты где люди используют чакру. Вот только для всего этого нужны новые знания. А что это значит? Академия шиноби, жди меня! А тут еще и канон рядом маячит.


Дибенко Дмитрий Сергеевич

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15


Дибенко Дмитрий Сергеевич



Инженер Деревни Скрытого Листа




Глава 1



Часть 1, попаданец.




2016 год

НИИ Теории пространственных перемещений

Лаборатория тестирования опытных образцов.


- Лаборант Семенов, у нас все готово? - спросил статный мужчина в классическом для этих мест белом халате.

- А? Что? Д-да, все готово Алексей Семенович, - ответил тот оторвавшись от экрана монитора на котором было куча непонятных графиков.

- Ну а что мы тогда ждем? - усмехнулся в усы мужчина. - Запускай давай.

- Вы точно уверены? - неуверенно спросил лаборант.

- Куда уверенней чем в прошлый раз, - мужчина мельком глянул в угол лаборатории где стоял слегка закопчённый испытательный стенд. - Давай студент, не ссы компотом, запускай.

Два клика мышкой и энергия хлынула в приборы. Небольшая конструкция, окруженная защитным стеклом, загудела и мелко завибрировала. Может она и была небольшой, но количество подаваемой в нее энергии было достаточным, чтобы разнести всю лабораторию. Благо конструкция не позволяла произойти чему-то серьезному, максимум пожар.

Под этой конструкцией лежал небольшой лоток с мышами, которые выступали в роли подопытных. Мыши правда были не белыми, а серыми. Первые закончились еще на прошлой неделе, а с поставкой живого материала тут было туго.

Мыши волновались и пытались выбраться из места своего обитания, но крышка не позволяла им это сделать. Но вот прибор вышел на расчетную мощность и из небольшого отверстия в нем, на мышей хлынул поток света. Он был жидкий как вода, но с лёгкостью проникал сквозь пластиковые стены лотка и окутывал им мышей.

Несколько капель жидкого света попали на бронестекло и бессильно стекли с него. Ученые не были дураками и знали, что испытывают тут, так что стекло было защищенно еще и особым полем.

Но вот свет перестал вытекать и стал постепенно испарятся, вместе с мышами, которые сидели в лотке. А из небольшого и неприметного прибора в другом углу, потек такой же поток света и через минуту на подставке под ним, сформировались образы мышей, которые недавно были совсем в другом месте.

Раздался жизнерадостный писк и мыши бросились в разные стороны, подальше от того ужаса, который недавно пережили.

- Это прорыв, - просто сказал ученый и тяжело осел на стул рядом с лаборантом. - Верны были расчеты, верны!

- Эм, Алексей Семенович, - неуверенно подал голос лаборант. - Процесс еще не остановился, и энергия уходит непонятно куда.

- Так глуши!

- Не работает... - растерянно сказал лаборант.

Первый прибор внезапно завибрировал еще сильней чем раньше и из него хлынул поток тьмы. Сначала под ней скрылся сам стенд, а потом она стала расползаться по всей лаборатории. Двое людей с ужасом и восторгом смотрели на этот процесс. Не прошло и десяти секунд как тьма поглотила все помещение, а потом также внезапно рассеялась.

В углах попискивали мыши, но вот людей уже тут не было. Тьма забрала свою добычу и отпускать не собиралась.


***


Все тело ломило и каждое движение вызывало боль. И такие муки преследовали меня каждый день. Ну а как еще, если я тренируюсь как проклятый, истязая свое тело словно мазохист в третьем поколении.

Кое-как сдержав болезненный стон, я сел на кровати и потянулся к пилюле, лежавшей на тумбочке у кровати. Рука дрогнула, и я чуть не уронил пилюлю. Ужас осознания что мне придется нагибаться за ней и искать по всему полу, заставил меня сжать руку в кулак и быстрее донести до рта.

Проглотить пилюлю не составило труда. За время их использования я наловчился делать это без воды, хоть стакан с ней и стоял у кровати. Но уж слишком больно было тянутся еще и за водой, а тяжелый стакан еще и напряжет мышцы, вызывая новый приступ боли.

После того как я проглотил пилюлю, я застыл недвижимой статуей пока она не подействовала и боль во всем теле не стала отступать. Чертовы тренировки меня доконают. Уже как месяц я тренируюсь под присмотром опытного наставника. Правда тренировками это сложно назвать, скорее истязанием моего тела.

С чего все началось? Хм, скорее с моего второго рождения. Или еще раньше? Когда эксперимент по изобретению способа пространственного перемещения пошёл в разнос? Черт его знает, но факт, что я оказался в другом мире, как говорится на лицо.

Ну пусть будет рождение. Так вот, родился я в новом для себя мире, в семье любящих родителей, которые во мне души не чаяли. А в пять лет меня словно треснули бревном по голове и в нее потекли новые знания, точнее воспоминания. Воспоминания о прошлой жизни. Начиная с самого рождения и заканчивая моей... смертью? Не знаю, как это назвать, просто весь мир поглотила тьма и все.

Так вот и узнал, что я не только пятилетний парень, но еще и Алексей Семенович Фрунин, инженер и профессор кафедры высоких технологий, а также штатный сотрудник одного закрытого НИИ. Степень моего охреневания было не описать словами. Я бродил по дому как призрак до самого вечера, пока не пришли родители и не растормошили меня. Ну точнее мне пришлось прикидываться жизнерадостным ребенком и все такое.

Поев и кое-как уснув, на следующий день я начал сортировать свои знания по полочкам. Итак, что мы имеем? А имеем мы полную Ж, в которой я глубоко увяз. Хотя все могло быть и хуже.

Сначала мои родители. Ну как я уже говорил, меня они любят. Даже слишком сильно любят, потакая всем желаниям ребенка. Это неоспоримый плюс и этим можно воспользоваться. Что? Я поступаю плохо? Занял тело их ребенка, да еще хочу их использовать?

Ну а с какой стати мне поступать по-другому? Или кто-то думает, что разум пятилетнего ребенка, внезапно задоминирует над памятью и опытом сорокалетнего мужика. Не то что я тертый калач, познавший все горести этого мира и философски рассуждающий о геноциде людей или еще что-то такое. Просто я готов выживать и выживая использовать все средства. Мне не привыкать.