ЛитВек - электронная библиотека >> Александр Барсуков >> Сказки для детей >> Страна сказок (СИ)

Барсуков Александр Владимирович
Страна сказок 500-501





Александр




Барсуков








Страна




сказок-500








("Письма в никуда"-500)








2018








ПИСЬМО В НИКУДА-4991,5-4994



5 марта 2018 года. Всё-таки, 500-ый цикл, Юбилей, надо не ударить грязью в лицо, показаться с лучшей стороны, поэтому я щас писать ничего не буду (чтобы не написать хрень), а перепечатаю старый ПВН-4986,5-4989, который хороший! Это для тех, кто вообще начинает читать впервые с Юбилейного.


ПИСЬМО В НИКУДА-4986,5-4989



3 марта 2018 года. Сказка! А что ещё может выйти из-под пера такого дибила как я? Ладно, ладно, не дибила! Не из! Не под! И не пера, и не такого. Сказка про снова Детство и про Малаховку. Точнее, про Удельную.

А ещё точнее, про мост между Малаховкой и Удельной, под которым плыл мертвец!

Ну, мы, дети, конечно, все обрадовались: "Тятя! Батя! Наши сети притащили мертвеца! Гопца-дрица-гоп-цаца!"

Но не тут-то было! Мертвец встал и ушёл! Наш любимый консерв уходит!

"Ребцы!" - сказал самый вумный я ребятам. - "Чтобы он не ушёл, его надо замочить!"

Это было настолько мудро, так не по возрасту мудро, что никто ничего не понял. Как это "замочить"? За это же посадят!

"Не посадят! А посадят - так напоят пивом!" - сказал вумный я.

И первый взял кашу (впоследствии её назовут "витиной кашей") и бросил её на шляпу гражданину! "Чего вы кидаетесь?"

Гражданин, шатаясь, прошёл ещё пару шагов, а потом рухнул в бурьян! "Витина каша"! Под слоем каши скрывался кирпич!

"Ура!" - закричал я. - "Консерв - наш! Космос - наш! Наша Победа!"

Но, чего-то, никто из ребят меня не поддержал. Они махали руками и потерянно разбредались по берегу. Я понял, что может их всех сплотить и грянул нашу "яблочко"-речёвку про дружный отряд убийц-потрошителей, которым мы, собственно, и являлись. Не помогло.

"Не раскисайте! Злитесь! Злитесь!" - сказал я.

"Да пошёл ты! И пошёл он!"

Это было уже слишком! Я, может быть, и пошёл вон, но так неуважительно говорить о взрослом трупешнике! Куда он, нахрен, пойдёт? В бурьян? В крапиву? Он же обожжётся!

"Ну же, не раскисайте! Что нам скажет дома батя? "Молодцы, ребята! Что за красивый консерв! Ай, красиво! Сколько жирка! Какие толстые мясистые ляжки! И, верно, ангельским быть должен голосок! Труп, а, труп! Тебе сколько лет?" Труп покажет на пальцах: раз, два, три! И умрёт обратно. "Ай, красиво! Такой молоденький труп! Прям как тот столбик молоденький (телеграфный), что сидит на коленях, и я весь в помаде - телеграфист!" Вот, что нам скажет батя!

Так что можем ли мы тут сейчас раскисать и говорить: "Да пошёл ты, Витя, в ж.пу! Плевать мы хотели на тебя, на труп и на батю! Пошли вы все!"

Нет! Мы - гордый передовой отряд молодёжи! (Не скажу: нацистской, не скажу: советской, просто молодёжи) Мы - пионеры - всем молокососам примеры! Мы не можем вот просто так запросто кидаться разными гражданинами в каше! В шляпах!

Мы должны подойти и насущно выслушать все чаяния и жалобы гражданина! И вот только потом, я вам ещё раз говорю, только потом его и прикончить!"

Так сказал мудрый я и пошёл слушать чаяния.

"Вера! Маша! Оля!" - бормотал гражданин.

Я-то думал, что он хочет по нужде и не знает толком, можно ли это сделать прямо тут в штаны или надо идти в кусты. Но он хотел бабу!

"Нет Оли! Нет Маши!" - сказал растроганно я ему. - "Есть Витя, есть Гриша, есть Паша!"

"Витя! А какие у тебя булки?" - спросил педофильный гражданин из бурьяна.

"Не боись, алкаш!" - сказал я. - "Булки, они же батоны, ничего себе!"

"Тогда позови Гришу!" - гражданин.

"Послушай моего совета, педофил! Лучше тебе Гришу не звать!"

"А Пашу?"

"Пашу можно. Он как самый жирный и тупой, сидит у нас за барабанами!" - сказал я.

Пришёл Паша и стукнул гражданина барабанной палочкой по башке!

"Паша!" - сказал ему я. - "Постарайся ещё! Ты же амбал! В детстве девочка ногти кусала-кусала, а теперь похожа на амбала-амбала! Мы с тобой не пара-не пара. Просто ты обычная в трусах вокалистка!"

"Чего?" - спросил Паша.

"Я говорю: новый хит сезона! Девочка-Кончита-трансвеститка! А ты пока подбери для этого партию ударных!"

Паша снова шмякнул гражданина по башке!

Я стал в отчаяньи заламывать руки: "Паша! Ну почему ты такой дибил? Постарайся ещё!"

"Да! Мы будем играть классную музыку!" - сказал Паша. - "Прям как Битлз!"

"Но для этого надо учиться, учиться и учиться!" - сказал я. - "Битлзами не рождаются, ими становятся! Итак, гражданин, посвящаю тебя в кружок юннатов "Битлзджюс"!"

"Чего?" - спросил педофил.

"Я говорю: "В кружок"!!" - заорал я. - "Там тебе будут и Маша, и Оля, и Света! Морские свинки!"

"Но я не хочу свиней! Я хочу Женщин!" - педофил.

"Не расстраивайся! Все Женщины наполовину свиньи!" - сказал я. - "Ты не ощутишь никакой разницы! Совершенно, совершенно!"

Паша отвёл меня в сторону: "Витя, а это, вообще, этично?"

"Этично-не этично! Ты сидишь за своими барабанами - вот и сиди! Об этичности позволь думать людям постарше и поумнее! Например, Грише!" - я.

"Я думаю: забор!" - сказал Гриша.

"Чего?"

"Соорудить большой каменный забор силами этого, простите, педофила! Ну а после 15-ти замесов предоставить ему бабу Таню!"

"Гриша! Ты с ума сошёл! Какую ещё, нахрен, бабу Таню? Ту, которая выходит на детскую площадку с лопаткой и пугает детей?" - спросил я.

"Пугать детей, а также выходить с лопаткой - не преступление! Ни первое, ни второе преступлениями не являются!" - авторитетно сказал Гриша.

"Сказал, Гриша? Запей водичкой!" - сказал я. - "Давайте теперь прислушаемся к женской общественности! Выходи, Таня, и молви слово! Только не маши как бешеная лопаткой!"

Вышла Таня. В её руке угрожающе сверкала лопатка!

"У, я вас!" - замахнулась она на нас всех!

"Можешь замахиваться на нас, детей, но не смей замахиваться на взрослого дядю-педофила!" - сказал я ей.

"У, мать вашу!" - Таню было не остановить.

"Всё ясно!" - сказал я. - "Женская общественность согласная! Иди, Таня, надевай банную шапочку "Сандуны", ведь ты согласная идти с мужиком в баню!"

"Я согласная, я тебе щас так согласная! Где ты видел на нашей Удельной баню?" - спросила Таня.

"У-пс! Таня права, чертовски права! Надо их обоих отправить в Москву! В "Сандуны"! Поезд придёт по расписанию в 12-50!" - сказал я.

"А если я не хочу? Если мне не понравится?" - спросила настырная Таня.

"Поверь, тебе понравится! Все входят в этот сад с раскрытыми