ЛитВек - электронная библиотека >> (Freya) >> Эротика и др. >> Во всём виноват ты (СИ)
========== Шёлк ==========

Шёлк

***

- Сука! Какая же ты сука, Кайт! – кричу я, едва захлопывается входная дверь.

Ты молчишь, и я не вижу в полумраке прихожей твоего невозмутимо прекрасного лица. И всё равно знаю, что оно спокойно. Тебя никогда особо не напрягали мои истерики. Ты выше этого. Как выше меня. И дело не только в росте. Ты просто на голову выше всего и вся. Ты красив и уверен в себе – ты коронованный принц этого проклятого мира. И ты знаешь это. Ты всё знаешь, и наверняка просто улыбаешься мне в ответ. А я кричу, вглядываясь в твоё лицо, подсознательно желая выхватить из темноты эту твою невероятную улыбку.

- Какого чёрта, Кайт!? Сколько можно? Кто дал тебе право вытирать об меня ноги?

- Не неси чепухи, — слышу твой равнодушный голос, и от этого кровь закипает в венах. Кто дал тебе право быть таким спокойным! Таким ОХУИТЕЛЬНО спокойным! Пока я раз за разом схожу с ума? За что мне этот персональный пиздец на душу? Откуда ты вообще взялся такой? «Все люди как люди, один я бог», так, Кайт? Иди ты к чёрту!

- Остынь, и давай уже сменим тему, — ровно отвечаешь ты, вешая в шкаф свою любимую куртку из последней коллекции D&G. На ходу стягиваешь лакированные чёрные туфли и, обходя стороной, словно не замечая меня вовсе, направляешься на кухню.

- Остынь? Остынь! – я едва не задыхаюсь в приступе гнева – это всё твой самодовольный тон, он просто БЕСИТ. Готов поклясться я заметил ухмылку на твоём лице. – Своим малолеткам будешь так приказывать! Не забывай, с кем ты разговариваешь, Кайт!

- А я и не забываю, — и вот теперь я уверенно слышу эту ухмылку. Проходишь в просторное светлое помещение и включаешь настенные бра. Холодный белый свет режет мне глаза, но лишь несколько секунд. Из этой раздражающей белизны возникает твой образ: высокая стройная фигура с широкой спиной, обтянутая чёрной рубашкой, узкие классические брюки – твоё чувство стиля, это было первое, на что я повёлся. Хотя нет. Я тупо повёлся на тебя. На твои глаза – наглые, хитрые, тёмные, опасные. На эту самодовольную улыбку, от которой мозг вразнос и сердце в аритмии. На твои тонкие губы, которые обещают невероятное наслаждение, чуть придерживая в уголке кончик сигареты. На твою дикую неприкрытую сексуальность! Чёрт! Чёрт! ЧЁРТ! Эти губы должны принадлежать мне! ТОЛЬКО мне! И ты обещал! Так какого же хера их касался этот смазливый сопляк? Как он посмел! Как ТЫ посмел, Кайт!

- Я бы выпил кофе. Тебе сделать? – спокойно продолжаешь ты, и я вижу, как тонкие пальцы тянутся к кофеварке. Эти безумно длинные и сексуальные пальцы. Которые могут свести меня сума без чьей-либо помощи. Это ты сводишь меня с ума. Каждый раз! КАЖДЫЙ ДОЛБАННЫЙ РАЗ!

- Ах, значит, кофе!? – выкрикиваю я и оглядываюсь по сторонам, плохо соображая, что делаю. Мой бешеный взгляд цепляется за белое пятно на глянцево-чёрной поверхности стола. Этот кухонный стол делали на заказ, я знаю, из какой-то редкой породы дерева. Ты так его любишь, буквально обожаешь. А это белое пятно, конечно же, твоя кружка – из которой ты ещё утром пил свой любимый кофе. Ведь только она имеет право стоять на этом драгоценном столе без салфетки, да, Кайт? Хотя постой. Ещё здесь могу лежать я, обнажённый, задыхающийся в экстазе, пока ты трахаешь меня, закинув мои ноги себе на плечи. Да, тебе это нравится. Моё стройное тело и этот чёрный полированный стол. Два дорогостоящих экземпляра твоей коллекции. А кружка… Это просто дешёвка с эмблемой Starbucks, которые продаются на каждом углу. Но ты упорно пьёшь только из этой кружки. На это способен лишь ты. Имея всё самое дорогое и уникальное, ты всё равно не можешь устоять перед какой-нибудь миленькой, ничего не значащей дешёвкой. Вроде этого мальчишки. Сколько он стоил тебе, милый? Намного дороже этой кружки?

- ПОДАВИСЬ СВОИМ КОФЕ, КАЙТ! – выкрикиваю я, и с невиданной злобой запускаю в тебя эту проклятую кружку вместе с остатками утреннего кофе.

- Ты что творишь? – твой голос ничуть не взволнован, ты скорее немного удивлён. Белые осколки разлетелись по мозаичному полу, прямо перед твоими ногами. Несколько капель кофе попали на брюки, но ты даже не шевельнулся. – …Истеричка, – добавляешь ты и отворачиваешься обратно к кофеварке.

- Я истеричка? Я ИСТЕРИЧКА!? – наверное, мои глаза сейчас увеличились втрое. – Хорошо! Пусть я истеричка. Но ты – шлюха! Ты — обыкновенная шлюха, Кайт!

- … — Молчишь. Улыбаешься. Я слышу это. Всегда слышу. А ты закатываешь рукава своей чёрной рубашки, по локоть оголяя смуглые мускулистые руки. И я невольно сглатываю слюну, то ли от страха, то ли от желания. Я знаю силу твоих рук. Они не раз оставляли на мне синяки в порыве страсти. И я знаю, какими они могут быть напористыми, когда берут то, чего хотят. Нет, я не слабее тебя. Наверное, мы в одной весовой категории, кроме того я моложе. Но мне почему-то не хочется меряться с тобой силой. Не хочется. Только не под взглядом твоих чёрных глаз. Они меня пугают. Они ломают. Они доводят до безумия своей энергетикой. Не я один ведусь на эти глаза, да, милый? Они сами запрыгивают к тебе в койку, стоит только щёлкнуть пальцами. Блядь! Как же это бесит!

- Кажется, я оставил сигареты в куртке, — проходишь мимо в сторону прихожей, сводя с ума ароматом своего парфюма. «Egoist». Какое совпадение! Какое чертовски-ироничное совпадение!

- Мы не закончили! – выкрикиваю я, направляясь следом. Только сейчас понимаю, что даже не подумал раздеться. Стою в дверном проёме в обуви и длинном пальто нараспашку – ну и вид, наверное, у меня сейчас. Совсем не по статусу.

Наблюдаю, как ты спокойно выворачиваешь карманы, извлекая оттуда пачку сигарет.

- Мне надоели эти разговоры, — коротко бросаешь, не поднимая на меня взгляда.

- А мне надоели твои игры, Кайт! Мы так не договаривались!

- Крис, я не давал тебе никаких обещаний. — чиркаешь зажигалкой, прикуриваешь. Затяжка и вот уже витиеватая струйка дыма отправилась к потолку, едва коснувшись твоих нежных, чуть припухших после страстных поцелуев губ. Кого они целовали? Чёрт! Кого ВМЕСТО МЕНЯ?

- Какой же ты ублюдок, Кайт!

Улыбаешься. Устало вздыхаешь. Откидываешь голову назад, устремляя вверх свой волевой подбородок, слегка подёрнутый щетиной. А я с досадой любуюсь твоим точёным профилем, грубым мужским изгибом кадыка, и этим белым шёлковым шарфом, висящим у тебя на шее. Это ведь мой подарок. Louis Vuitton. Белый шёлк. Дорогая безделушка. Но для нас обоих деньги не имеют значения. Я просто купил его тебе. Без повода и без признаний. Оставил коробку на столе несколько дней назад. Без слов. И ты принял его так же, молча. Знаю, тебе понравился. Ты не часто его надеваешь и всё же. Я был рад как мальчишка. Идиот. Какой же я