ЛитВек - электронная библиотека >> Владимир Николаевич Шитик >> Научная Фантастика >> На Чаргон, Или нет

Шитик Владимир На Чаргон, Или нет

Владимир Шитик

НА ЧАРГОН? ИЛИ НЕТ?..

Тишина не успокаивала. Она звенела в ушах, мешая собраться с мыслями, гнала из уютной комнаты, полнила сердце еще большей тревогой. Хотелось куда-то мчаться, что-то делать, лишь бы вновь обрести душевное равновесие.

Но куда кинешься, куда побежишь, что сделаешь? За дверью - коридор, по обе стороны которого расположены такие же каюты, а в конце - рубка, где половину сферической стены занимают экраны локаторов, телескопов и масдетекторов.

Отчаяние, злость на себя переполняли душу. Кар грохнул кулаком по столу. Твердый пластик ответил на удар - руку словно пронзали тысячи острых иголок. Кар потер кулак и опустился в кресло. Он отдал космосу почти все зрелые годы, из них большую часть был капитаном. Он привык к ответственности и за себя, и за других. Однако никогда еще ему не было так трудно.

Час назад он узнал о мнении экипажа. Девять за, двое против. И это был не тот случай, когда можно было положиться на простую арифметику. Он не знал, кто проголосовал против, - на этот раз каждый принимал решение независимо от остальных и не называя себя, - да если бы и знал, что он мог сделать?.. Ведь прежде чем товарищи высказались, прошли сутки - время достаточное для серьезных размышлений и выводов.

Сигнал был принят вчера утром на аварийной волне, приемники которой по давней традиции никогда не выключались.

Земных звездолетов вблизи быть не могло - по крайней мере, так считали Кар и его товарищи. Сигнал пришел откуда-то из далеких глубин Вселенной. Он был искажен пространством и от того невыразителен. Кодированное сообщение звучало всего несколько секунд и больше не повторилось. Пеленгаторы не сумели даже засечь направление, откуда он шел.

Просматривая расшифрованное сообщение, большинство членов экипажа согласились в одном: наиболее вероятно, что сигнал могли отправить только с планеты звезды Чаргон, до которой было не менее парсека.

Кар протянул руку к небольшому пульту, вмонтированному в стену, и нажал красную кнопку. В каюте стало темно, лишь на пульте помигивали контрольные индикаторы. Потом засветился небольшой экран. Началась передача...

Начало передачи приемники "Геракла" не захватили, - наверное, она велась узким направленным лучом. На экране сразу возник край какой-то планеты. А через мгновение встревоженный голос скупо констатировал:

- Посадка неизбежна...

Позже у того, последнего, космонавта, видимо, не хватило времени, чтобы послать специальное сообщение - просьбу о помощи. А может, он знал о "Геракле" и просто отправил в пространство часть записи своеобразного дневника, который, фиксируя все, что происходит на корабле, служит своеобразным отчетом.

Планета приближалась. Показались горы. Проплыла серая унылая пустыня, на которой местами виднелись какие-то нагромождения - то ли растительные, то ли каменные. Корабль снижался по спиральной орбите.

Тот же голос снова сказал:

- Никаких следов жизни...

На какое-то время объектив заглянул внутрь корабля, скользнул по приборам. Над пультом светилась надпись: "Дебрал". Название корабля, однако, ничего не говорило людям с "Геракла". Незнакомыми были и два астролетчика, склонившиеся над столом штурмана. Видимо, звездолет стартовал с Земли гораздо позже "Геракла".

Словно между прочим прозвучали слова, которые в первый раз заставили содрогнуться всех, кто видел передачу: "Нас только трое..."

Что произошло с "Дебралом", куда подевались остальные, в какую катастрофу они попали, почему вынуждены садиться на чужую, неизученную планету, запись не сообщала. Космонавтов осталось только трое, но они надеялись, что на этой планете восстановят двигатели корабля, которые почему-то утратили свою мощь.

Еще просматривая передачу в первый раз, Кар спросил инженеров, можно ли отремонтировать двигатели. Они дружно ответили, что на это нужны время и специалисты. Однако неизвестно, остались ли в живых инженеры "Дебрала".

Сейчас Кар попытался смотреть передачу как бы впервые. На какое-то время это ему удалось. Однако где-то подсознательно пульсировала горькая мысль, что "Геракл" бессилен помочь, изменить ход событий...

"Дебрал" сделал посадку. Вокруг лежала все та же серая песчаная равнина, на далеком краю которой в фиолетовых лучах местного светила вырисовывались голые черные горы. День на планете только начинался.

Следующие кадры были сняты уже под вечер. Может, между ними и предыдущими минул день, а может, неделя. Рядом со звездолетом выросли ангар, гараж для вездеходов. Между строениями, окруженными оградой, деловито сновали роботы. Мирная, в общем, картина. Да вот ограда...

Два космонавта стояли возле выхода из ограды и смотрели в сторону гор. Наконец там возник столб пыли. Он двигался к звездолету, и вскоре объектив поймал блестящий корпус вездехода. С обидной лаконичностью кто-то промолвил:

- Клам возвращается.

Потом уже втроем космонавты сидели в салоне корабля. Хмурые, озабоченные, они советовались, не выключив микрофон.

- В горах, как и в пустыне, - ничего интересного. Прекратим поиски.

- Ты геолог. Мы обойдемся без тебя, - сказал самый молодой.

- Вам с Гердом будет трудно, Син, - возразил Клам.

- Меня тревожат нагромождения, - покачал головой тот, кого Клам назвал Сином. - Иногда там чувствуется какое-то движение.

Он сказал это очень неуверенно, а Кар прошептал: "Молодец, блестящая интуиция".

- Я схожу туда, - помолчав, произнес Клам. - Возьми вездеход.

- Это недалеко...

- Рискованно, - нахмурился Син. Клам засмеялся, - нервно, отрывисто, невесело. - Здесь нет жизни!

Син снова покачал головой и с горечью сказал:

- Жаль, что командир погиб.

По экрану забегали волны. Кар знал, что в следующий момент объектив покажет растерянных Сина и Герда среди пустыни, на поверхности которой будут лишь следы от обуви Клама - его самого уже не увидит никто...

Какую-то часть дневника Син не включил в передачу.

В следующих кадрах были те же самые нагромождения. Вблизи они выглядели как-то странно и не хаотично. Кару бросилась в глаза определенная закономерность" в их кажущемся беспорядке. Отдельные участки группировались, напоминая огромные тетраэдры. А все вместе, поданное сверху, было похоже на тело какой-то гигантской кристаллической структуры.

Недавняя гибель товарища