ЛитВек - электронная библиотека >> Олег Геннадьевич Синицын >> Научная Фантастика >> Двадцать пятый час

Синицын Олег Двадцать пятый час

Синицын Олег

Двадцать пятый час

рассказ

1-ый час

Дом находился на самом краю частного сектора города. Улица из старых одноэтажных изб заканчивалась именно этим домом, дальше начинался лес с кустарником. Обернувшись назад, можно было увидеть возвышающиеся многоэтажки центра, они ярко контрастировали с окружавшими Валеру деревянными домами.

Опустившуюся вечернюю темноту рассеивали редко поставленные фонари, однако около дома, к которому направлялся Валера, фонарь как назло не горел. Валера чертыхнулся и, едва видя, куда ступает, пошлепал по осенней грязи к еле различимому дому. Раньше дом принадлежал его бабке, матери отца. Два месяца назад она скончалась, и дом по наследству перешел их семье.

- Великолепно! - с горечью произнес он. Вместо того, чтобы поселиться в центре, в однокомнатной квартире, когда это было возможно, бабка решила остаться здесь, и теперь Валера вынужден получить в наследство полуразвалившуюся избу с печным отоплением и туалетом в сарае.

Он бы ни за что не переехал сюда, если бы не каждодневная грызня с родителями. В конце концов, ему двадцать пять лет, и хочется чувствовать себя самостоятельным: жить одному, приглашать в гости сколько угодно друзей, водить любых женщин, решать самому - ночевать дома или не ночевать. Вообще, последнее он всегда решал самостоятельно, но, по возвращении домой утром, от нравоучений и крика матери у него трещала голова. Да, однокомнатная квартира подошла бы как нельзя кстати! Однако за её отсутствием приходилось принимать что есть, проживание с родителями постепенно стало превращаться в пытку. Минусы проживания в одиночестве конечно были. Например, теперь ему придется кормить себя самому.

Итак, с сегодняшнего дня он начнет жить в доме! Благо, электричество в него было проведено.

Когда бабка была жива, они редко её посещали (отец был в ссоре с ней), поэтому структуру дома Валера представлял плохо. Но все оказалось не так грустно. Когда он открыл навесной замок и включил свет, он увидел, что в доме царит чистота, немного подпорченная двухмесячной пылью. Перед смертью бабка основательно прибралась, переоделась во все чистое, затем легла на свою высокую постель и умерла. Через два дня её нашли соседки, такие же старухи, как и она, озабоченные долгим отсутствием своей каждодневной собеседницы. Отец в то время копил деньги на машину, поэтому бабку похоронили на дешевом кладбище; не было ни оркестра, ни церковного отпевания, даже яму копали Валера с отцом. После этого два месяца дом стоял пустой, пока у Валеры не произошел крупный скандал с матерью, после которого он решил - все!

В доме была маленькая прихожая, сени, одновременно исполняющие роль небольшой кухни. За перегородкой сеней находились большая комната с печкой и комнатка поменьше. Диван, черно-белый "Рекорд" и шифоньер в большой комнате, а так же кровать с комодом в маленькой - являлись всей мебелью в доме.

В будущем ведь дом можно продать, вдруг пришла Валере в голову мысль, и, добавив ещё денег, можно купить однокомнатную квартиру в центре. Пожалуй, так он и сделает, только поднакопит денег.

Успокоенный этой мыслью, Валера плюхнулся на диван, подняв в воздух облако пыли.

3-ий час

Он начал потихоньку обживаться. Когда Валера ночевал в своем новом доме, то покупал продукты, лежал на диване и смотрел черно-белый телевизор. Один раз он пригласил Наташку, подругу, с которой встречался раза два, навести уборку у него в доме. Он провел с ней ночь, она прибралась и ушла, на прощание обозвав его эгоистом. Валера выкинул её из памяти. В следующий раз он позовет какую-нибудь другую подругу.

Вернувшись однажды с работы с твердым намерением никуда вечером не ходить, Валера обнаружил, что старый бабкин будильник, с нарисованным на нем пионером в красном галстуке, усердно дующим в горн, остановился. Он показывал 7.00, это было именно то время, в которое Валера последний раз заводил будильник утром. С того момента ни одна из двух стрелок не сдвинулась со своего места. Он и потряс будильник, и постучал по нему, и постучал им по краю стола - будильник оставался нем.

- Зараза!

Наручных часов Валера не носил, и так как сегодня в 21.45 должен состояться матч Кубка Мира по хоккею, ни один из которых Валера не пропустил, и к тому же завтра ему предстояло идти на работу, часы Валере были просто необходимы. Как и любой современный человек, Валера не мог жить без двух вещей - телевизора и часов, причем обе эти вещи были между собой тесно связаны программой телевидения.

Правда, были ещё одни часы. Он откопал их на пыльном чердаке, разбираясь в хламе. Часы имели деревянный корпус и были квадратными, а циферблат покрывал такой толстый слой пыли и паутины, что его просто не было видно. Тогда Валера отложил их в сторону не столько из-за ненадобности, сколько из нежелания пачкаться в пыли. Но теперь они могли пригодиться.

Накинув кожаную куртку, и надев перчатки, он по скрипучей приставной лестнице залез на холодный чердак и достал оттуда часы, перенеся их на кухонный стол. Здесь он решил с ними разобраться.

Валера намочил тряпку и стал осторожно стирать пыль. Сначала он очистил стрелки, положение которых под пылью угадывалось по выпуклости. Стрелок оказалось всего одна - часовая. Она была искусно вырезана из кости, здорово пожелтевшей от времени. Стрелка застыла в положении "двенадцать". Ну что ж, подумал Валера, и одной стрелки будет достаточно.

Два раза чихнув, Валера смахнул пыль с правой верхней четверти часов. Что-то в цифрах было не так, но что - он сообразил после того, как протер правую нижнюю четверть. На той половине, которую он мог наблюдать, располагались все цифры, имеющиеся у обычных часов - начиная от "одного" и кончая "двенадцатью".

Некоторое время Валера ошалело смотрел на циферблат, застыв с тряпкой в руках. Это не могло быть обманом зрения, цифра "шесть" располагалась там, где обычно располагалась цифра "три", а "двенадцать" лежала внизу на месте "шести". Еще некоторое время Валера разглядывал непривычное для него нагромождение всех двенадцати цифр, а затем до него стало доходить, что часы содержали каждый час суток, все двадцать четыре часа.

- Вот это да!

Возможно, что часы представляют собой чрезвычайную антикварную редкость, подумал он, и на заре цивилизации их делали именно такими, дабы точно знать, что сейчас не шесть часов после обеда, а восемнадцать. Для часов с одной стрелкой это