ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Стивен Гандри - Парадокс растений. Скрытые опасности «здоровой» пищи: как продукты питания убивают нас, лишая здоровья, молодости и красоты - читать в ЛитВекБестселлер - Михаил Юрьевич Рыбаков - Бизнес-процессы. Как их описать, отладить и внедрить. Практикум. - читать в ЛитВекБестселлер - Дина Ильинична Рубина - Русская канарейка. Блудный сын - читать в ЛитВекБестселлер - Михаил Ефимович Литвак - Десять методик развития мышления и памяти - читать в ЛитВекБестселлер - Роберт Гэлбрейт - Шелкопряд - читать в ЛитВекБестселлер - Ольга Александровна Валентеева - Какого темного? - читать в ЛитВекБестселлер - Фил Барден - Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем - читать в ЛитВекБестселлер - Николай Свечин - Случай в Семипалатинске - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> В Бирюк >> Самиздат, сетевая литература и др. >> Одуванчик

Бирюк В.
Зверь лютый. Книга 23. Одуванчик



Часть 89. "Балтийский берег - рыжая заря Упала в море, гроздья янтаря..."




Глава 485


"На Севере далёком жил когда-то

Великий род - и в мире, и в войне.

В нем не было рабов, господ суровых,

Но каждый был хозяин сам себе.

Свободный бонд владел мечом и плугом,

Жил в мире с Богом и людьми вокруг

Себе защита, мог помочь другому,

И дети конунгов росли под этим кровом".


"Отчий дом" (1811) Эрика Густава Гейера - классическое изображение древнего скандинавского общества в шведской поэзии. Идеализированная картина великодушных ётов - бондов и викингов. Руны, саги, эдды...

На то он и поэт, чтобы идеальничать. В реале всё было значительно... забавнее.

Историки свели героическую эпоху викингов к периоду, когда скандинавские хёвдинги копили богатства, торгуя рабами, шкурами и прочим товаром. А эпическое "ётское" творчество стало исключительно исландским или, в некоторых случаях, норвежским.

"Вслед за Эсайасом Тегнером мы вынуждены признать, что в нашей истории имелись периоды, когда отечественным было лишь варварство".

Пруссы, будучи народом готского корня (готы, гёты, ёты...) нашли себе собственную ловушку в историческом процессе. Хоть и не уникальную, но довольно редкую. Весьма эффективную: "отечественным было лишь варварство" - даже сказать некому.

Впрочем, начнём с "кустоды". Так называется слово на новом листе, повторяющее последнее слова листа предыдущего. С кустодами писали на Руси пока не было нумерации страниц.

"Наконец, обогнув Самбию, у прохода уже в Висленской косе, ушкуи расстались.

Перегрузили личное имущество, пересадили людей, Сигурд и Беня пошли дальше на запад, к Гданьску, а Кастусь, сильно волнуясь от предстоящей встречи с дедом, прошёл в залив и двинулся на северо-восток. К Тувангсте".

Кто бывал в тех местах - представляет. Низкий плоский остров, на котором через столетия крестоносцы поставят готический Домский собор Богоматери и Святого Адальберта, довольно высокий, типичный для здешних балтийских мест, морской берег с устьем реки чуть правее. В версте - холм, который позднее назовут Замковым. Там чешский король Оттокар II Пржемысл сделает (в январе 1255 года) роскошный королевский (он же король!) подарок Великому магистру Тевтонского ордена Поппо фон Остерну - велит заложить и оплатит, отказавшись от своей доли в награбленном у пруссов, постройку крепости.

Типа: "вот тебе, Поппо, десять баксов. И ни в чём себе не отказывай". Поппо... - не побрезговал.


"Тот рыцарь был достойный человек.

С тех пор как в первый он ушёл набег,

Не посрамил он рыцарского рода;

Любил он честь, учтивость и свободу;

...

На орденских пирах он восседал

Вверху стола, был гостем в замках прусских,

Ходил он на Литву, ходил на русских...".


Вот с этого холма, через два века, по-восседав на орденском пиру, Генри Болигнброк, граф Дарби, позднее - король Английский Генрих IV, будет "ходить на русских". Чосер в "Кентерберийских рассказах" восхваляет своего покровителя, перечисляя эти подвиги в одном ряду с другими достоинствами:


"Он помогал сирийским христианам

Давать отпор насильникам-османам,

И заслужил повсюду почесть он.

Хотя был знатен, все ж он был умен".


"Ходить на русских" и "помогать сирийским христианам" - исконно-посконное рыцарско-британское занятие. По крайней мере - в 14 веке. Даже для умных.

Пока на этом холме - обычный готский "бург". Внутри - княжеские хоромы барачного типа. Амбары, длинные дружинные дома. Часть челяди и воинов живёт в замке. Остальные - в двух селениях рядом. Верстах в пяти - центр волости. Там нормальные пруссы-общинники.

Здесь - князь сембов Камбила. "Володеет и княжит". Несколько специфически - по-прусски. Как это? - Это надо объяснять издалека...


***


Дедушка Камбила был душевно рад много лет не виданному, выросшему, возмужавшему внучку, его умственно больной сынок - восторженно пускал пузыри, мычал и беспорядочно махал привязанной к руке тряпицей.

А вот прочие родственники князя очень насторожились. Один из их лидеров - Дивон, тоже внучек, но двоюродный - попытался обидеть Кестута. Сразу. Просто по злобЕ.

"Указать место":

-- А чего это наш князь с каким-то заморским хреном обнимается?! Здесь земля сембов! Здесь сембоблямбские обнимашки! Хрену место - у параши!

Обычная схема: большой пир, много выпивки, ссора...

Коктейль из ксенофобии, глупости, зависти и слабого алкоголя.

Пруссы не учли несколько мелочей. Что Кастусь - попандопуло, хоть и иного сорта, чем я - не сразу поняли.

Когда его внезапно наградили оплеухой - он ответил апперкотом "по-ноготковски". С выкрошенными зубами собеседника. Кастусь, в этой части, выученик Ноготка. Я про манеры моего палача - уже и неоднократно...

Когда Кастуся внезапно ударили ножом в спину - развернулся, перехватил руку нападавшего и воткнул тому в живот - его же нож.

Покойник перед смертью очень потел. От удивления. Но это надо просто знать - мои панцири снаружи не видны, ножиком не пробиваются.

Осмысление - процесс длительный. Пьянкой и дракой - замедляется.

Поэтому осмысленных - не было.

Когда толпа возбуждённых сотрапезников кинулась, вопя и размахивая железяками, убивать Кестута - некоторые умерли по дороге.

Аборигены совершенно не учли присутствие Елицы. Их даже винить в этой глупости нельзя - стереотипы поведения, "с дедов-прадедов", "все так живут".

Некоторые - перестали.


***


"Священное царство" прусского перунизма, основанное "божественными братьями-близнецами" Брутеном и Видевутом, подобно множеству других религиозных систем, низводит положение женщины до уровня домашней скотины с функциями множительного аппарата.

В этом ряду - веками существовавшее правило убивать родившихся девочек, нынешнее многоженство, право главы дома на убийство или продажу в рабство любого члена семьи. В здешних захоронениях женщины располагаются на дне ямы рядом с конями - сопровождают мужчину в мир иной.

Так было не всегда: обилие инвентаря в женских погребениях отражает