ЛитВек - электронная библиотека >> Евгений Александрович Осьминожкин >> Фэнтези и др. >> Наказан играть 1

Осьминожкин Евгений Наказан играть

Глава 1. - Кто важнее?

   Свет фар встречной машины резанул по глазам. Чем темнее становится на улице, тем неприятнее. Я устало помассировал виски. С тоской вспомнил о городе, где фонари и море света, сейчас же лишь ближний свет фар.

   Музыка в салоне резко приглушилась требовательными гудками. Я нажал "принять звонок".

   - Да, - ответил я, прищурившись от света очередной встречной машины.

   - Егор, ты где? - спросила жена.

   - Только выехал из города.

   - Маринке уже надо ложиться спать, ты не успеешь?

   Я вздохнул. К чему объяснять очевидное?

   - Нет, дорогая, поцелуй ее, пожалуйста, от меня перед сном.

   - Надеюсь ты не взял работу на дом? Хотя бы эти выходные проведешь с нами, а не с документами?

   Я невольно посмотрел на портфель справа на сидении.

   - Мне надо работать.

   - Хорошо, - быстро смирилась супруга, - я буду тебя ждать.

   - Спасибо.

   Она повесила трубку, музыка вернулась на прежнюю громкость.

   Я раздраженно глянул на навигатор, ехать еще 109 километров. Можно подумать мне доставляет удовольствие работать по выходным. Лишь с рождением дочери супруга стала понимать, что нужно больше денег, которые с неба не падают.

   Усталость с каждой минутой накатывала все больше, сказалась напряженная неделя. Впереди всего два дня на то, чтобы привести себя в порядок.

   Через каждые пару километров попадались кафешки. Я с трудом возвращал взгляд к дороге. Непроизвольно представлял аромат кофе, крепкий, щекочущий ноздри. Как первый глоток пробирается по горлу, согревая все внутри. Возможность размяться, сладко потянуться, повертеться, хрустя суставами. Спокойно пройтись, разогнать кровь в застывшем теле.

   Но еще чуть-чуть проехать, потерпеть, а там - любимая. Она как всегда накроет стол, начнет что-то рассказывать, ухаживать. Семейный уют на два дня, надо лишь доехать.

   - Через 1 километр направо, - произнес женский голос навигатора.

   Перестроился правее, снизил скорость и съехал с асфальта на проселочную дорогу.

   Обширные поля с пшеницей редко прерывались маленькими участками леса.

   Вспомнил прошлую осень, походы за грибами. Все местные игнорируют маленькие участки леса между полями, а я с них набираю полные ведра.

   - Осторожно препятствие, - вдруг послышалось из динамиков и в следующее мгновение машину немного подбросило, как на кочке.

   Увидел впереди женский силуэт. Понял, что не успеваю остановиться и резко крутанул руль. Зад автомобиля занесло, и я услышал громкий звук удара, глянул в зеркало, женщину отбросило на пару метров. Выскочил из салона, передние фары бьют куда-то в поле, а задние габариты еле подсвечивают женское тело. На подгибающихся ногах дошел до женщины. На вид не больше 25 лет, стройное тело в летнем сарафане. Подошел поближе и натолкнулся на остановившийся взгляд, смотрящий в звездное небо. Дорожная пыль окутала ее фигуру и если бы не неестественная поза и мертвый взгляд можно было подумать, что она отдыхает. Меня начала колотить мелкая дрожь. Услужливая память подсказала, что был еще кто-то. На трясущихся ногах отправился посмотреть, темно хоть глаз выколи, достал мобильник из кармана и включил фонарик. Луч света выхватил маленькое тельце в крови. Ноги стали ватными и коленки предательски подогнулись, рухнул на дорогу. Выронил мобильник в дорожную пыль и фонарик погас. Вокруг вновь стало темно. Сквозь редкие деревья вдалеке в поле увидел несколько туристических палаток, где копошатся человек десять. Я обернулся, из салона с открытой дверью продолжала громко играть музыка, а фары дальнем светом светить в поле.

   Отчаяние стиснуло сердце, стало тяжело дышать. Машина предательски оглашала округу, а яркий свет фар показалось специально кого-то зовет. Чередой пронеслись мысли о тюрьме, рухнувших надеждах, о больших проблемах для родных. Захотелось отмотать как в фильме, чтобы не было этого кошмара. Но услужливая память подсунула воспоминание окровавленного маленького тельца ребенка и остановившийся взгляд женщины.

   - Твою же, - начал я в сердцах и осекся, услышав, как из туристических палаток громко позвали женщину.

   Страх быть пойманным за случайно содеянное придал силы, я вскочил, поднял мобильник, фонарик вновь осветил тело ребенка. Содержимое желудка прыгнуло к горлу, еле удалось подавить. Рванул к машине с мыслью выключить музыку и свет.

   В голове застряла мысль "я не могу, я не могу сесть в тюрьму, я обещал заботиться о Тане и Мариночке". Пробежал мимо женщины, показалась она шевельнулась. Замер на мгновение, а затем прыгнул в салон автомобиля. Выключил свет и музыку, дорогу хорошо знаю, даже в темноте найду, придавил газу.

   +++

      Ехать без фар в полной темноте быстро не получалось, света луны едва хватает на то, чтобы разобрать где обочина. Без музыки шум от камней по днищу машины в ночной тиши кажется оглушительным, но другого варианта убраться от сбитых не нашел.

   Свет первого фонаря у поселка встретил меня как молчаливый страж, что все видит и подмечает. Я остановился на перекрестке, посмотрел по сторонам, никого нет, есть шанс проехать незамеченным.

   На центральной улице недавно засыпали выбоины песком, с тихим шелестом шин подкатил к своему гаражу. Нажал на брелоке кнопку, огромные гаражные ворота с раздражающим скрипом поднялись, я быстро заехал в гараж.

   Торопливо зашел домой, скинул с плеча портфель с документами, снял лакированные туфли, от которых ноги ноют. До сих пор не понимаю придури сидеть в офисах в костюмах и в туфлях. Только очень дорогие ткани для костюмов пропускают воздух, поэтому буквально каждый потеет и мучается в красивых, но не удобных лакированных туфлях. От стопы вверх пробежала волна облегчения, зажатые пальцы вздохнули свободу.

   Я прошел на кухню, поцеловал сзади жену.

  -- Садись, я сейчас разогрею, - сказала супруга, не оборачиваясь.

   Я ощутил клубничный запах ее волос, на мгновение закрыл глаза. Медленно выдохнул и пошел в комнату переодеваться. Быстро натянул спортивный костюм, тихо ступая, чтобы не разбудить дочь, вернулся на кухню. Занял свое место за столом, во главе так сказать.

  -- Как дела на работе? - дежурно спросила