ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Людмила Владимировна Петрановская - Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка - читать в ЛитВекБестселлер - Анна Тодд - После - читать в ЛитВекБестселлер - Ицхак Калдерон Адизес - Развитие лидеров. Как понять свой стиль управления и эффективно общаться с носителями иных стилей - читать в ЛитВекБестселлер - Робин С Шарма - Монах, который продал свой «феррари» - читать в ЛитВекБестселлер - Елена Звездная - Темная Империя. Книга 1 - читать в ЛитВекБестселлер - Елена Звездная - Темная Империя. Книга 2 - читать в ЛитВекБестселлер - Евгений Янович Сатановский - Книга Израиля. Путевые заметки о стране святых, десантников и террористов - читать в ЛитВекБестселлер - Дмитрий Тедеев - Бусый волк - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> Сергей Тимофеевич Григорьев >> Детская проза >> Победа моря (неполная версия, без окончания)

Победа моря (неполная версия, без окончания). Иллюстрация № 1
Победа моря (неполная версия, без окончания). Иллюстрация № 2
Победа моря (неполная версия, без окончания). Иллюстрация № 3
Победа моря (неполная версия, без окончания). Иллюстрация № 4
Победа моря (неполная версия, без окончания). Иллюстрация № 5
Рисунки А. Кокорекина

Для среднего возраста

Ответств. редактор Я. Максимова, Художеств, редактор С. Содомская. Технич. редактор В. Артамонов.

Коректоры А. Враныч и Е. Трушковская. Подписано к печати 20/XI 1946 г. 5 печ. л. (4.4 уч. изд. л.). 37 000 зн в печ. л. Тираж 150 000 экз. А10960. Заказ № 2715. Цена 1 р. 50 к.

Фабрика детской книги Детгиза. Москва. Сущевский вал, 49.


Победа моря (неполная версия, без окончания). Иллюстрация № 6
ОТЦОВСКАЯ ЗАБАВА
Отец схватил Стешка в охапку и подкинул выше своей головы.

— Держись! — крикнул отец и запел на плясовой напев:

Ах, поплыли, полетели.
Полетели, поплыли!
Поплыли, полетели!
Полетели, поплыли!
Любимая игра: Стешок, лежа грудью и животом на ладони поднятой вверх правой руки отца, когда отец поет «полетели», трепещет руками, изображая порхающего жаворонка. При словах «доплыли, поплыли» полагалось загребать воздух руками и по-лягушечьи брыкать ногами, подражая пловцу. Еще недавно Стешок отдавался этой игре беспечно, с упоением, а теперь у него замирало от страха сердце.

Рука у отца сильная, ладонь с крепкими пальцами, широкая. Он все время следит, чтобы Стешок не скувырнулся, удерживая его в равновесии с ловкостью балаганного гимнаста. Похоже ли это на самом Деле на вольный полет птицы в пустом просторе высоты или на то, как люди плавают. — Стешок судить не мог. Он доверялся силе и ловкости отца; его прельщало то, что телу делалось легко и зыбко.

— Ах, ах! — вскрикивала а испуге мать, воздевая к небу руки когда Стешок начинал чересчур усердно махать «крыльями» в надежде оторваться от руки отца и взмыть вверх соколом или с чрезмерной силой начинал работать ногами, думая и в самом деле уплыть по небывалой воде.

Полетели, поплыли!
Поплыли, полетели!
Тонут, тонут!
Потонули!..
Внезапно Стешок чувствовал, что опора отцовской руки исчезает и, сколько ни маши «крыльями» и ни загребай руками, приходится итти ко дну… Пожалуй, это в игре самое приятное, зато и страшно! Над полом отец ловко хватает сына обеими руками не дав стукнуться, и ставит на ноги…

Тонуть еще лучше, еще веселее, чем летать или плавать. В последний раз Осип Федорович не справился, и Стешок больно ударился босыми пятками об пол и заревел.

Мать подхватила его на руки и, растирая ноги сына, гневно бранила отца:

— Доигрались! Хлопец уж большой, а он для вас все игрушка, ваше благородие…

— Да, брат Степан, тяжеленек ты стал. — говорит отец, ероша волосы на голове Стешка. — Вырос. Довольно: поплавали, полетали, — будет с нас. Шабаш! На службу пора.

Стешок заревел громче, но не от боли, а от досады: неужели веселой игре пришел конец?! Ни летать, ни плавать, ни тонуть больше не придется… Одцако Стешок уже знает повадки больших людей и пользуется случаем что-нибудь выплакать. Не много, не мало, а что-нибудь ла можно выгадать.

— «Тонут, тонут»! — кричит он сквозь слезы, вырываясь из объятий матери, и, умоляя, протягивает руки к отцу.

— Нет уж, брат? Раз мать не велит — кончено. Баста. Отменяется раз и навсегда. У нас строго!

Стешок закатывается плачем, закрывает ладонями то глаза, то уши и притом начинает притворно икать, поглядывая уголком глаза из-под руки на отца.

— Хочешь папушника с медом? — шепчет на ухо Стешку мать.

— Не хочу! Хочу «поплыли, полетели»! — кричит Стешок и затыкает уши.

— Хочешь узварцу?

— Не хочу! — отвечает Стешок, хотя не слышит, чем его манит мать.

— Маковник с медом?.. Он маковника с медом хочет… Маковника? С медом… Вишневое варенье варить будем. Пенок сколько будет!..

— Не хочу? Хочу «тонут, тонут»!..

Отец смеется.

— Торгуйся, хлопчик. — подсказывает он. — Смотри не продешеви, проси больше.

— Чего же ты хочешь, назола? — Мать сердито трясет Стешка и шлепает ладонью.

— Хочу с нянькой Ничилором на Ингул гулять!

— Дешево отдал товар, — говорит отец усмехаясь. — надо было больше просить.

Поворотясь к дверям, он выходит из комнаты и кричит во двор:

— Нянька, ходи до барыни!

Отец прощается с матерью:

— Пойду до роты Счастливо оставаться.

— С богом, ваше благородие…

Стешку отец на прощанье делает легонько «смазь», собрав в свою крепкую горсть мокрое от слез лицо сына.

Стешок спохватился, что дешево продал веселую игру, и пытается просить надбавки:

— Хочу к крестному на завод, на лодку хочу, на лоцию хочу! К адмиралу-дедушке хочу картинки смотреть!

— Еще чего? — улыбаясь и целуя сына в мокрые от слез глаза, спрашивает мать.

— На море хочу!

Мать вздрагивает и гневно сдвигает брови.

— Я тебя! Еще чего захочешь? Нянька! Где ж она?

— Есть! Вот и нянька в своем липе! — отвечает весело, вдвигаясь через дверь в комнату, матрос, невысокий, но зато широкий в плечах до того, что ему в дверь просунуться можно только боком. — Эге ж! — качая седой стриженой головой, говорит «нянька». — Благородный, а плачет! Где ж оно видано, чтоб благородные так себя аттестовали?..

У матроса по локоть засучены рукава, руки запачканы красным бузинным соком и мелом.

— Ничипор, сведи уж малого до Буга, — говорит мать. — Только смотри, к воде близко не подпускай. Да не вздумай опять в лодке катать…

— Есть!

Стешок соскользнул с колен матери и тянет няньку вон из комнаты:

— Идем, идем!.. На берег! На лодку! К крестному! На рыбный завод!.. К Бутакову!

— Да не долго гуляйте! Орешку еще набить надо. Не набил еще орешку? — кричит вслед матросу и сыну мать в принимается, тихо посмеиваясь сама с собой, выбирать на варенье вишню" горой насыпанную на столе…

Стешок тянет матроса к Боротам.

Вместо того чтобы вести Стешка с крыльца на улицу, Ничипор поворачивает влево во двор, где над криницей[1] кусты сирени, бузины и акаций образуют тенистую беседку. Стешок напрасно упирается в землю ногами и тянет матроса за руку, чтобы придать ему правильный курс.

— Куда ты, няня Ничипор? Не туда! Идем на Ингул. Мама велела нам на Ингул.

— Мало что она еще велит! —