ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Филипп Олегович Богачев - Пикап. Самоучитель по соблазнению - читать в ЛитВекБестселлер - Валентин Юрьевич Ирхин - Крылья Феникса. Введение в квантовую мифофизику - читать в ЛитВекБестселлер - Владимир Васильевич Бешанов - "Кроваво-Красная" Армия. По чьей вине? - читать в ЛитВекБестселлер - Владимир Константинович Тарасов - Технология жизни. Книга для героев - читать в ЛитВекБестселлер - Карен Хорни - Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза - читать в ЛитВекБестселлер - Джон Перкинс - Исповедь экономического убийцы - читать в ЛитВекБестселлер - Кейт Феррацци - «Никогда не ешьте в одиночку» и другие правила нетворкинга - читать в ЛитВекБестселлер - Маргарита Дорофеева - Глаза странника - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> Сергей Викторович Васильев >> Юмористическая фантастика и др. >> Воплотитель (авторский черновик)

Сергей Васильев ВОПЛОТИТЕЛЬ

— Сколько я к тебе не захожу, а ты всё ерундой какой-то занимаешься. Мастеришь чего-то. Нет, чтобы делом заняться. Вот как я, например, — Пашка, местный сторож, гордо выпятил грудь и свысока посмотрел на Водопьянова.

Дмитрий Васильевич мрачно посмотрел на Пашку и ничего не ответил. Еще в прошлом году Пашка достал Водопьянова так, что они поругались вчистую. В этот раз, приехав на дачу, Дмитрий не рассчитывал увидеть до боли знакомое лицо. Однако, в первый же день по приезду, Пашка, как ни в чем не бывало, приперся к Водопьянову, чтобы возобновить былую дружбу.

И вот уже целую неделю с раннего утра приходит и сообщает все дачные новости. Оно, конечно, и не плохо — в курсе быть. Но не до такой же степени.

— Всё у нас хорошо да правильно, — Пашка перескочил на другую тему, наболевшую. — Одно плохо — Люська-зараза. Знаешь, Василич, как в восемьдесят каком-то году водку после двух продавать начали, так она до сих пор так продает. Уж сколько к ней ходили — просили, чтобы хоть с одиннадцати. А она уперлась, дура-баба, талдычит, что указаний не было. Были. Я сам видел. Да она их на самокрутки пустила, когда перебои с сигаретами были. И вот что удумала, рожа стервозная, — если душа требует в девять похмелиться, так за тройную цену продаст.

Водопьянов решил вставить в разговор пару слов:

— Алкоголь, конечно, плохо, но наживаться на людях — никуда не годится.

— А я что говорю! — Пашка радостно хлопнул себя по колену. — Ты хоть из города, а человека понимаешь. Чего мастеришь то?

Василичу совершенно не хотелось посвящать Пашку в свою работу — вечно он смеется и подтрунивает. Да только не отвяжешься.

— Воплотитель называется, — хмуро сказал Водопьянов.

— Хм, — Паша задумался. — А чего он делает?

— Пока ничего. Вот доделаю — тогда будет, — разъяснил изобретатель.

— Нет, ты объясни! — обиделся Пашка. — Думаешь, если пять классов закончил, так и не пойму ничего? Шалишь!

Василич удержал пытающееся вырваться слово — о том, куда Пашке надо было бы пойти, скривился и попытался доходчиво объяснить на понятном примере:

— Вот, например, хочешь ты выпить.

— Ага! — радостно поддакнул Паша.

— А в ларек идти далеко, или лень, или там закрыто на перерыв…

— У Люськи этот перерыв с трех до шести наступает, — фыркнул сторож, поддерживая Водопьянова.

— Так вот этот прибор может тебе выпивку и доставить.

— Что? Прямо так? Бесплатно?! — от удивления Пашка провел по лысине, забыв, что она прикрыта картузом с треснутым козырьком.

— Не бесплатно.

— Нууу, — разочарованно протянул Паша.

— За наличные. Потому как ничто из ничего получиться не может. Зато — в любое время.

— А если мало денег? Ну, не хватает на целую.

— Получишь столько, сколько денег есть. Скажешь, например: «Хочу водки на три рубля!». И бутылка живо у тебя окажется.

Пашка согнулся, держась за живот, в безудержном хихиканье:

— Ты когда последний раз водку покупал? Ик! В семидесятом? Ик! Ты тогда еще пешком под стол ходил! Ик! Читать, небось, не умел!

Паша устало сел рядом с Василичем, любовно погладил желтенький корпус водопьяновского прибора, утер выступившие от смеха слезы и сказал благосклонно:

— Полезная штука. Изобретай. Хоть к Люське бегать не придется.

Пашка похлопал Водопьянова по плечу и пошел в сторожку. Василич тоже не задержался, ушел в дом — на лавочке стало припекать. Хотелось поскорее доделать и посмотреть воплотитель в действии.


Кроме удовольствий различного рода, семейная жизнь преподносит многочисленные сюрпризы.

Жена, оставленная в городе заниматься домашними делами, внезапно позвонила Василичу часов в шесть утра и в нескольких словах — недавно, но хорошо усвоенных, обрисовала ему ситуацию. Прорвало стояк. Надо было вызывать аварийку, отключать воду и срочно заваривать. Хорошо хоть лифт работал — иначе сантехник с электриком и слушать не стали бы о починке.

«Только ты с ними сам говори! А то я их рожи лживые видеть не могу! Они ж и слова правды не говорят. А когда уличаешь их, сразу разговор переводят — или поняла не так, или они про другое говорили. Нашли, с кем спорить. Я ж их мысли читаю! В общем, приезжай и сам объясняйся. А я погуляю пока», — сказала и телефон отключила.

Во всем другом, кроме чтения мыслей, жена Василича очень устраивала. Можно сказать — по случаю познакомились. И умна, и красива, и хозяйственна — мечта, а не женщина. Хочешь, не хочешь — ехать надо, стояк — дело серьезное. На первой же электричке Водопьянов и укатил в город.

Соседка по даче, приходившая каждую среду убираться у изобретателя, его не обнаружила. Конечно, хотелось поболтать с ним — всё же он последним видел Анечку, перед тем, как она укатила в Вифинию с Гельмутом, но что уж теперь. Одна радость — довольна дочка. И письма шлет, и открытки, и фотографии трехмерные, где она ручкой машет, как живая, а сзади какие-то растения жуткие или дома скрюченные. Но фотографии одно, а сама Анечка — совсем другое. Ольга Леонидовна скучала. Да и зятя толком не видела — всё ж охота посмотреть — каков он, не обижает ли доченьку. Внуков рановато ждать — молодые сейчас долго гуляют. Да и пусть развлекаются, лишь бы самой дожить.

Ольга Леонидовна срезала пучок веток с ольхи, собрала в веник и принялась мести в домике Водопьянова. Потом прошлась тем же веником по стульям и по лавке, стоящей под окном…

Блям!

— Ой! — Ольга Леонидовна схватилась за сердце. На полу лежала желтенькая коробочка, которую она невзначай сбросила с лавки.

«Приедет Дмитрий Васильевич — огорчится, — подумала Ольга Леонидовна, — это ж работа его. Надо на место поставить, может, и не поломалось ничего».

Она аккуратно взяла коробочку двумя руками, потрясла тихонько, прислушиваясь, — не отскочило ли чего внутри, и поставила на лавку. Где у коробочки верх, Ольга Леонидовна не догадывалась. Поэтому все сенсорные выключатели воплотителя оказались у нее под пальцами.

Включение не вызвало никаких немедленных эффектов и прошло незамеченным.

Ольга Леонидовна доубиралась, осмотрела комнату с порога — не забыла ли чего, зацепилась взглядом за желтый