ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон - читать в ЛитВекБестселлер - Скотт Каннингем - Викканская магия - читать в ЛитВекБестселлер - Наталья Александровна Зубарева - Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам - читать в ЛитВекБестселлер - Нина Брокманн - Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть - читать в ЛитВекБестселлер - Лоретта Грациано Бройнинг - Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель - читать в ЛитВекБестселлер - Дмитрий Алексеевич Глуховский - Метро 2033 - читать в ЛитВекБестселлер - Александр Евгеньевич Цыпкин - Дом до свиданий и новые беспринцЫпные истории - читать в ЛитВекБестселлер - Гузель Шамилевна Яхина - Дети мои - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> Андрей Ангелов >> Психология и др. >> Интервью с гением. Спустя пять лет

Интервью с гением. Спустя пять лет
Андрей Ангелов

© Андрей Ангелов, 2020

© Deluxe

ISBN 978-5-0051-6110-9

Пятьдесят вопросов и ответов.


***

«Интервью с гением, часть вторая». Второй раз — это повтор, хоть как его обзови… Ты ведь гордишься тем, что Андрей Ангелов всегда разный как автор.

— Я размышлял. Были другие варианты. Но. Поскольку я опять болтаю сам с собой, то надо сохранить преемственность раннего названия и формата. Наиболее логичный путь.


Такая мания — разговаривать сам с собой? Можно элементарно кого-то попросить задать вопросы, создать хотя бы видимость, что с тобой беседуют…

— Слушай, мне не нужна видимость. Любая «видимость» — это лицемерие. А лицемерие…


Лицемерие — это самый страшный грех на земле. От него тебя не отмоют даже в адском котле.

— Верно. Моя цитата. Ну, а разговор с собой… где-то в 2009 году я дал первое интервью в своей жизни, федеральному каналу (г. Москва). Встретились мы с телевизионщиками в Доме кино (м. Белорусская). После я интервью посмотрел и узнал о себе много нового, — например, что мне сорок лет и что я приехал в Москву с женой и с двумя детьми… реально же тогда мне было 32 года, в столицу нашей необъятной я приехал один, был не женат и не имел детей.


Считай, ушёл от ответа. :) Окей, проехали! Кому надо Интервью с гением №2?

— Я хочу расставить точки. Заодно убрав вопросительные знаки. Из творческих дилемм, что сегодня передо мной назрели.

В первозданном «Интервью с гением» я прикалывался без тормозов, с прицелом удивить читателя. А здесь я пытаюсь понять гения. Думаю, что подобный ракурс читателя обогатит. «Удивит» и «обогатит» — понимаешь разницу.


Интервью с гением. Спустя пять лет. Иллюстрация № 1

Рис. 1. Книга «Интервью с гением» от 2015 года.


Ну, в целом, понимаю. Слышал, ты в морге намедни побывал?

— Не доехал нескольких метров. Благодаря чуду. Знаешь, очень неприятная штука — знать, что ты скоро превратишься в труп с биркой, и часики там тикают, и всё такое… После я задумался, зачем Бог меня спас.


И зачем Бог тебя спас?

— Я долго думал, и даже придумывал причину спасения. Без толку, не смог. А Богу задавать такие вопросы, считаю, преждевременно.


Тебе видней. Скажи, что ты мыслишь о современной литературе?

— Ничего не мыслю, я не критик. Мне интересна только моя литература.


А как же твои сатирические миниатюры «Виды читателей» и «Виды писателей». От 2013 г. издания.

— Это был метод привлечь к себе внимание. Параллельно обратка отдельно взятым псевдочитателям и недописателям, ради коих я даже придумал сии термины. И оне (термины) прижились, стали частями нового русского языка, который сейчас формируется! Вытеснив из обихода лурковских «пейсателей», например. Особенно популярной стала приставка «недо», шагнувшая далеко за границы «литературных объектов», самый популярный пример — «недочеловек». Родителя терминов мало кто вспоминает, такова цена любого афоризма, — если верить Наталье Гаврилюк. Которая на мою книгу «55 афоризмов» написала целую большую рецензию.


В 2019—2020 гг. появилась новая порция подобной лит. сатиры от тебя, как-то книжки: «Парфёныши», «Псевдочитатели ФантЛаба», «Самая Престрашная Книга»…

— А это конкретная обратка, без прицела самопиара как в 2013 году. И без подбора толерантных выражений!.. Хотя в обоих случаях (2013 и 2020 гг.) — мои бумеранги основаны на фактике.


На чём основаны, чёрт возьми!?

— Ну, вот и я о том же. Моя сатира стала более беспардонной и… не пойму, что лучше: утончённые и едкие «Виды читателей» от 2013 г. или грубо-прямолинейные, без капли дипломатии, «Псевдочитатели ФантЛаба» от 2020 г.

Фактика. Синонимы слова, в моей интерпретации — фактология, факты. Впервые термин был мной употреблён в 2007 году, и, насколько знаю — я его (слова) родитель. Сострогал…


Ты мстительный, да?

— Нет, я добрый.


Твоя доброта стала уже нарицательной. Твоего пера (с чернилами) уже все боятся.

— Жизнь не состоит из одних бонусов.


Окей. Давай про жизнь! Что такого глобального случилось с 2015 по 2020 год, в твоей жизни?

— Случились две ключевые жизненные вещи, но обе завязанные на смерти.

Первая — это уход мамы в 2015 г., после чего я повстречал Игоря Минакова, ведущего редактора издательства «Эксмо». А вторая — это уход мамы моей мамы, б. Юли, в 2020 г., — после оного мне повстречалась Наталья Гаврилюк, будущий ангеловед.

Две таких мощных фигуры, два столпа — Минаков и Гаврилюк. (Ни в коем случае их не сравниваю). Каждый из них, по-своему самостоятельно, поднял моё творчество на ступеньку выше, в глазах читателя, — редактор и критик явились плацдармом для чего-то более мощного, чему предстоит случиться. Надеюсь, уже без участия личных трагедий.


Возвышению твоей гениальности, её широкому признанию — поспособствовали твои мама и бабушка, с того света. Я правильно вник?

— Да. Потусторонний мир имеет хорошие возможности и полномочия. Глупо отрицать его влияние на нас и участие в нас.


Интервью с гением. Спустя пять лет. Иллюстрация № 2

Рис. 2. Мама и бабушка (б. Юля) гения. 2010 год. Личный архив.


Расскажи чуть подробней о деяниях своих ступенькоподнимателей.

— Игорь Минаков напечатал меня в издательстве «Эксмо», и среди десятка других моих текстов — роман «Театр мистера Фэйса» (МФ).

Наталья Гаврилюк написала супер-подробнейший разбор романа МФ, назвав рецензию «Фэйсмагория», я думаю, что сие главная рецензия в её жизни, возможно ради неё она писала все другие рецензии как на мои книги, так и на других авторов. Основная рецензия как для неё, так для меня, и, конечно, для разумного человечества.


Интервью с гением. Спустя пять лет. Иллюстрация № 3

Рис. 3. Книга «Фэйсмагория» от Натальи Гаврилюк. 2020 год.


Почему именно «Театр мистера Фэйса»?

— МФ значим