ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Тесс Герритсен - Лихорадка - читать в ЛитВекБестселлер - Филипп Олегович Богачев - Пикап. Самоучитель по соблазнению - читать в ЛитВекБестселлер - Валентин Юрьевич Ирхин - Крылья Феникса. Введение в квантовую мифофизику - читать в ЛитВекБестселлер - Владимир Васильевич Бешанов - "Кроваво-Красная" Армия. По чьей вине? - читать в ЛитВекБестселлер - Владимир Константинович Тарасов - Технология жизни. Книга для героев - читать в ЛитВекБестселлер - Карен Хорни - Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза - читать в ЛитВекБестселлер - Джон Перкинс - Исповедь экономического убийцы - читать в ЛитВекБестселлер - Кейт Феррацци - «Никогда не ешьте в одиночку» и другие правила нетворкинга - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> Алексей Борисович Биргер >> Детектив >> Ведьмин круг

Алексей БИРГЕР


ВЕДЬМИН КРУГ


«Как из-за недостатка разума женщины ско­рее, чем мужчины, отступаются от веры, так и из-за своих необычайных аффектов и страстей они более рьяно ищут, выдумывают и выполняют свою месть с помощью чар или иными способа­ми, Нет поэтому ничего удивительного в том, что среди женщин так много ведьм...»


Я. Инститорис Шпенглер, «Молот ведьм»


Глава 1


- Совсем озверел, гад, - проговорил милиционер, разгля­дывая тело, лежавшее на мерзлой осенней земле.

- Кто озверел? - резко обернулся Высик.

Начальник местной милиции по случаю первых заморозков надел свою безразмерную шинель и теперь вылавливал в глу­боком кармане мятую пачку папирос.

- Тот, кто это сделал, - ответил милиционер, опасливо поежившись.

Запретные слова уже готовы были сорваться с его языка, и тогда ему не поздоровилось бы: Высик приходил в ярость при одном упоминании о том, о чем уже несколько месяцев шушу­калась у него за спиной вся округа.

- Да, тот, кто это сделал... - пробормотал Высик. - Это ж надо так... - Он покачал головой: - И много денег пропало?

- Вся месячная зарплата работников местной больницы.

- Какого...- не сдержался Высик. - Их бухгалтер ездил один?

- Привыкли, видно. У нас ведь все по-соседски, по-домаш­нему...

- Вот и накатаем телегу о нарушении правил безопасности, чтобы за это «по домашнему» им сорок раз икнулось!.. Увозите тело. Я буду у себя.

И Высик, круто повернувшись, подошел к врачу, который уже набрасывал огрызком карандаша черновик заключения смерти в отрывном блокнотике, чтобы потом переписать как полагается, в официальном и оформленном виде.

На самом деле «катать телегу» Высик не собирался. В том, что бухгалтер поехал один, был и его недогляд. Конечно, ин­кассаторов на их глушь не хватает, но можно было и милиционера в сопровождение выделить. Ссылки на то, что больница мол, не обращалась за охраной, наверху бы не приняли: ты - здешний начальник органов правопорядка, ты и есть всему го­лова, и в твои обязанности входит проследить, чтобы все, чему положено быть под охраной, под охраной и находилось.

Поэтому Высик предпочел бы замять неловкий вопросец об отсутствии охраны, а не раздувать его в скандал.

Да и, кроме всего прочего, Высик ни за что не стал бы под­ставлять врача, кивая в его сторону, - мол, смотрите все, его это недосмотр, гада. Не для того Высик спасал врача от лагерей - и спас чудом - чтобы теперь топить его ради мелкого шкурного интереса.

- Ну, Игорь Алексеевич, - сказал Высик, - что вы сами об этом думаете? Кто мог знать, что бухгалтер сегодня повезет деньги?

Врач помедлил, прежде чем ответить. После короткого пре­бывания в тюрьме в нем иногда проявлялась некоторая затор­моженность: он не то чтобы целиком отключался от внешнего мира, но словно не сразу мог оторваться от каких-то своих раз­мышлений, очень для него важных.

- Да кто угодно,- сказал он. - Практически всей округе было известно, в какие дни в больнице выдают зарплату.

- И много пропало?

- Восемь человек на месяц без зарплаты оставили, считая меня. Если, конечно, не компенсируют из страхового фонда.

- Восемь человек... - Высик покачал головой.

Полтора года назад, когда он принял район, в больнице ра­ботали всего двое: сам врач и медсестра. Теперь и штат расши­рился, и новое оборудование появилось, и с лекарствами стало получше. В сейфе у Игоря Алексеевича Голощекова даже хранились - год бы назад кто такое себе представил! - тридцать две ампулы пенициллина, редчайшего лекарства, совсем недавно изобретенного и способного излечивать любые болезни. Во фронтовых госпиталях, во время войны, пенициллин кололи только самым тяжелым раненым, которых иначе было не спасти. Уж Высик это помнил...

В общем, Игорь Алексеевич мог теперь с полным правом, а не номинально, называться главврачом.

- Жить становится лучше и веселей, да? - ухмыльнулся Высик. - И больница стала поосновательней, и цены снижают, и денежную реформу объявили, карточки отменяют... - Врач ничего не ответил, просто глянул на Высика, и он продолжил: - Выходит, из-за восьми месячных зарплат порешили? Из-за таких грошей?

- Не только, - ответил врач. - Там еще были хозяйственные деньги - на содержание больных и так далее. Но тоже немного, потому что и продукты, и лекарства, и прочее в основном идут целенаправленно, по безналичным расчетам через райцентр. В данном случае хозяйственные деньги означают «деньги на дрова». Нам как раз предстояло рассчитываться за зимний за­пас дров, а за дрова берут наличными. Но и это тоже была ахо­вая сумма. Сами знаете, у нас угольная топка, от которой идет паровое отопление, поэтому две оставшиеся дровяные печи мы подтапливаем только в самые морозы. Дров нам надо немного.

- Да, да, - закивал Высик. И спросил: - А кроме денег, бух­галтер ничего не вез?

- Ну, он постоянно возил какие-то документы, чтобы поста­вить в управлении подпись и печать. Накладные на лекарства, отчеты... И на этот раз могли быть какие-то документы в его портфеле.

- Вы не сможете проверить, не пропало ли что-нибудь важ­ное?

- Да что у нас может быть важного?

- Ой, не скажите. Например, строгая отчетность по исполь­зованию самых редких и дорогих лекарств...

- Понимаю, - сказал врач. - Я попытаюсь проверить, хотя, если такие документы действительно пропали, проследить будет сложно.

- Попытайтесь. И дайте знать, если что-нибудь обнаружите. Да, а этот бухгалтер убитый... - Высик наморщил лоб, будто с трудом вспоминая фамилию, хотя на самом деле помнил ее отлично. - Мальков Александр Павлович... Он откуда взялся? Что вы о нем можете сказать?

Врач пожал плечами.

- Нормальный мужик. Прежде работал счетоводом в районной промкооперации. У нас месяцев восемь, и претензий к нему не было. Признаться, я его мало знаю. Знаю только, что семьи у него нет, и он довольно много времени проводил на работе - видно, тянуло к людям, пообщаться.

- Ну, а характер? За восемь месяцев вы должны были не­плохо его узнать.

Врач невесело рассмеялся.

- Вы спрашиваете так, будто подозреваете в чем-то его са­мого.

- А вы подумайте! - возразил Высик. - Преступников он подпустил совсем близко, следов борьбы нет. Выходит, он впол­не мог их знать! Так или иначе, но шарить в круге его знакомств придется. А если еще учесть, что почерк убийства такой же, как у ряда убийств, которые приписывают... - Высик замялся на секунду, - оставшимся на свободе членам банды Сеньки Кривого, то получается, с кем-то из банды Мальков мог при­ятельствовать. Нет, я не говорю, что он был сообщником, иначе бы его не убили, он мог и не ведать, что его новый знакомец - бандит. Но если мы узнаем, с кем Мальков