ЛитВек - электронная библиотека >> Алексей Леви и др. >> Космическая фантастика и др. >> Знание - сила: Фантастика. 2006-2010

Знание - сила: Фантастика. 2006-2010. Иллюстрация № 1 Знание — сила: Фантастика. 2006-2010

Литературное приложение к ежемесячному научно-популярному и научно-художественному журналу «ЗНАНИЕ-СИЛА»
Издается с 2006 года

От редакции

На протяжении многих лет в редакцию приходили письма с вопросом: «А почему у журнала нет своего литературного приложения — такого, как, например, «Искатель» у «Вокруг света»?»

И действительно, странно. Ведь «Знание — сила» с фантастикой связывают давние, тесные узы. Чуть ли не с самого своего рождения журнал оказывал поддержку литературе научного и социального поиска, литературе мечты, бывшей у советской власти не в особой чести.

За десятилетия на страницах журнала было опубликовано огромное количество научно-фантастических произведений, теперь уже вошедших в золотой фонд отечественной литературы, ставших классикой жанра. Немаловажно и то, что в свое время только редакция «Знания — силы» не побоялась напечатать, например, полузапрещенную повесть Стругацких «Жук в муравейнике», рассказы Кира Булычева, которые отказывались по идеологическим соображениям публиковать другие издания…

Казалось бы, сам бог велел одному из старейших научно-популярных журналов России давно обзавестись собственным литературным приложением, ведь есть стабильный спрос, устойчивый круг читателей и авторов. Но в силу различных обстоятельств такая возможность у «Знания — силы» появилась только теперь. И может быть, хорошо, что это произошло именно сейчас — в эпоху, когда жанр фантастики переживает небывалый подъем — об этом говорит и фантастическое количество книг, и феерическое многообразие направлений и тем, существующих сегодня в этой области литературы, и большой приток молодых авторов-фантастов. Конечно, трудно сегодня конкурировать на многолюдном рынке фантастической литературы.

Но журнал и не ставит перед собой такой задачи.

Мы не делаем ставку на авторов с раскрученными именами и на модные темы.

Мы видим перед собой два главных направления нашей стратегии: реанимация подлинно научной фантастики (сочинители в жанрах фэнтези и мистики сегодня и так не обделены печатными площадями) во всем многообразии этого направления, и поддержка молодых, перспективных авторов, работающих в области научной фантастики (НФ). Конечно же, не только начинающие фантасты — авторы нашего журнала. С нами готовы сотрудничать и современные корифеи жанра, появятся на наших страницах и лучшие образцы зарубежной НФ.

У редакции — много идей и наработок.

Надеемся, читатель не будет разочарован.

Итак, остается пожелать нашим читателям и авторам (ну, и редакции, конечно) долгого и нескучного чтения и общения на страницах литературного приложения «Знание — сила: Фантастика».

2006

№ 1 Знание - сила: Фантастика. 2006-2010. Иллюстрация № 2

Александр Громов Фальстарт

Знание - сила: Фантастика. 2006-2010. Иллюстрация № 3

Знаю, знаю: многие по сей день твердо убеждены, что споры силикатных грибов были случайно доставлены на Землю возвращаемым космическим аппаратом заодно с веществом какой-то кометы, без которого, как они считают, нам отлично жилось. Некоторые думают, что споры эти спокон веку жили себе и не тужили в глубоководной впадине, пока кому-то не приспичило извлечь их на поверхность. Есть и такие, кого не сшибить с убеждения: все это дело рук военных с их секретными лабораториями и лабораторными секретами. Но лично я так не думаю.

Если честно, это вообще не мое дело. Когда оно касалось всех и каждого, в том числе и меня, я еще пешком под стол ходил. А когда стало ясно, что нам с этим жить, какая мне, скажите на милость, разница, откуда что взялось? Поздно задавать вопросы. Главное — уходить оно не собирается. И еще существенная деталь: людей не трогает. Ну и живи себе, лишних проблем не поднимай и рубаху на груди не рви. Толку-то от всех этих споров! Когда в трактире начинают хватать друг друга за грудки, выясняя, кто прав, а кто дебил от рождения, я сразу ухожу. Не выношу пустопорожнего шума. То ли дело: сел за дубовый стол по-человечески, пива выпил, рыбкой закусил… Хорошо!..

Ничего. Пройдет время — утихнут страсти, это я вам говорю. Скиснут, как несвежее пиво. Да вы уже сейчас посмотрите: кто спорит до хрипоты? Молодежь вроде вас? Как бы не так. Все больше старички, мои ровесники. Вот помяните мое слово, лет через десять всем будет едино: что микосиликоиды, что какой-нибудь царь Хаммурапи. Кроме, конечно, историков, но это же курам на смех. Мой старший внук знаком с одним ученым, только не с историком, а с химиком. Говорит, несерьезный человек, полено толком расколоть не умеет. И прочие ученые, надо думать, не лучше.

Кто из них еще ничего, так это биологи. Точнее, биотехники и особенно лесопатологи. Они на нашу биостанцию иной раз заглядывают. Я там дятлов развожу. Ну, не совсем развожу, то есть, а мастерю для них жилплощадь. Вроде скворечников. Для мелких дятлов — небольшие, а для большого черного дятла — он желна называется — дуплянка нужна такая, что кошка влезет. Если, конечно, еще не знакома с дятловым клювом.

Этот черный — большой специалист по жукам-усачам. Особо ценный кадр. Где жук размножится, там лес гибнет, туда наши мужики дятлов везут. И расселяют. Можно даже сказать — трудоустраивают. На местном пищевом ресурсе.

Но не о дятлах речь.

Речь о том, как нам досталось такое счастье. Вот именно: не мы заслужили, а нам досталось. Не совсем даром, нет. Помучиться пришлось всем, особенно поначалу. Только не надо мне говорить, будто вы никакого особенного счастья не ощущаете. Это оттого, что вам сравнить не с чем. Молодые вы еще. Дети совсем. А я сравнить могу, потому как хорошо ее помню, ту, прежнюю жизнь.

Эй, Семен, ты брось гундеть. Что за привычка встревать в чужой разговор? Не видишь, что ли, у нас тут беседа. Парням польза, а мне развлечение. Ну иди, иди себе, не мешай…

Так вот я о чем, значит. О прежней жизни. Жил я тогда в большом городе, даже очень большом. Десять с лишним миллионов живых душ. Если всех людей из домов разом выгнать на улицы да во дворы, так они теснее встанут, чем деревья в самом густом лесу. Домищи, чтобы вместить такую прорву — огромные, и в двадцать этажей, и в сорок, и даже больше. Не