ЛитВек - электронная библиотека >> Лекса Перышкина >> Боевое фэнтези и др. >> Последний ангел

Последний ангел

Когда-то давно, так давно, что уже никто не помнит этих событий, мир утопал в кровопролитных войнах. Он истекалкровью, корчась в агонии, оставляя пустоту и обреченность. Ангелы вымерли, вырезали друг друга по неизвестной другим расам причине. Остался только один, ничего не помнящий о том, кто он и что с ним случилось. Стройный, как эльф, с золотистой кожей, сияющей даже в темноте, он теперь висел на скованных цепями руках в подвале.

Заклинатель осторожно провел пальцами по серповидно изогнутому шраму, мерцающему холодным белым светом на его груди. Ему было жаль мучить это чудесное создание, но ярость и обида затмевали все. С демонами все намного проще. Вздохнув еще раз, он чуть вытащил колышек, испещренный рунами, из ангельского сердца, по золотистой коже побежала рубиновая, неестественно яркая кровь. Боясь пропустить момент, когда пленник очнется, он начал читать слова подчинения, пристально вглядываясь в опущенное лицо, скрытое неровными прядями черных волос. Ангел издевательски рассмеялся и распахнул серебристые мерцающие глаза.

— Не выйдет, Кор… — черноволосая голова приподнялась, чтобы без страха посмотреть в глаза заклинателя. С уголка красивых, чуть пухлых губ тянулась кровавая струйка.

Корина затопила черная ярость и ощущение собственного бессилия, которое он люто ненавидел. Неужели этому существу приятнее мучиться, чем подчиниться?

— Бертана сумела подчинить тебя, значит и я смогу.

— Ты никогда не думал, как я убил ее? — он перестал улыбаться — Подчиненные не могут причинить вред хозяину. Я обманул.

— Почему, Ниас?! — заклинатель запустил пальцы в густую черную шевелюру пленника и запрокинул его голову, заставляя смотреть себе в глаза — Почему ты не хочешь быть моим?!

— Я не могу, Корин… — Ниас нахмурил красиво очерченные черные брови — Я не собака, мне не нужен хозяин.

— Полудурок! — выругался заклинатель — Тебя убьют, Ниас! За тобой гоняются толпы демонов, им нужна твоя кровь, чтобы подавлять заклинания подчинения. Только со мной у тебя есть шанс выжить! Неужели ты так меня ненавидишь?

— Я не умею ненавидеть.

— Как и любить! — палец заклинателя осторожно, почти с нежностью, вытер кровь с губ ангела — Ты убийца, Ниас.

— Ты ничем меня не лучше. — ответил он.

Корин хотел сдержаться, отчаянно хотел, но не смог. Кулак заклинателя влетел ангелу в скулу, черноволосая голова мотнулась, из носа на каменный пол закапала яркая ангельская кровь, столь ценная для демонов.

— Ты убил Бертану! — задыхаясь, обвинил Корин — И с одной стороны я хочу, чтобы тебе было больно, также, как и мне. Но с другой, я люблю тебя ничуть не меньше, чем любил ее.

— И что? — Ниас поднял голову, заглядывая в полные боли глаза заклинателя, слизнул кровь, текущую по губам — Корин, что ты будешь делать с ангелом?

На мгновение голубые глаза Корина стали влажными, он тряхнул длинными светлыми волосами, словно прогоняя постыдные для заклинателей эмоции, и почти прошептал:

— Я потерял брата, Даниэса, Бертану. Но тебя я не потеряю, даже если придется держать тебя на цепи.

Ниас изогнул красивые губы в саркастической ухмылке:

— Ну вот и поговорили. Ты сказал все, что хотел?

— Да. — прошептал светловолосый.

— Тогда извини. И прощай. — руки, которые совсем не казались сильными, без видимых усилий разорвали цепи. Перепачканный в крови колышек из хрусталя, испещренный рунами, полетел на пол, с жалобным звоном разбиваясь на осколки — Прощай, Корин.

Яркая белая вспышка больно ударила по глазам, чтобы исчезнуть в следующий миг вместе с Ниасом.

— Вот тварь! — взвыл заклинатель, от души приложив ногой по каменной кладке стены, и тихо осел на пол, ничуть не заботясь о том, что пачкает длинные светлые волосы, рассыпавшиеся по плечам и стекающие на грязные камни.

Обычный клуб, обычное спиртное, барная стойка, каких в городе множество. Громкая музыка резала слух своей не мелодичностью, в полумраке танцплощадки, освещаемой лишь цветными пятнами бешено скачущих прожекторов, танцевали ярко разукрашенные, точно глупые бабочки, девушки. Ниас ни на кого не смотрел, он молча поглощал спиртное, не чувствуя ни горечи, ни опьянения, но ощущая, как напиток щиплет разбитую нижнюю губу.

— Привет, малыш. — пропел над ухом томный женский голос — Не меня ждешь?

— Я тебе не по зубам, милая. — ответил ангел, лениво повернув голову в сторону говорившей, отчего старательно заправленные за ухо пряди волос, рассыпались, скрывая часть лба и правого глаза.

— Ниас! — воскликнула яркая блондинка с идеальными формами — Какого черта?!

Он несколько мгновений осматривал ее испуганное лицо. В черных глазах демоницы плескался страх, перемешанный с жаждой жизни.

— Я хотел спросить у тебя то же самое. — усмехнулся ангел — Какого черта ты выдала Корину мое местоположение?

Суккуб, наконец, затолкала страх поглубже, залезла к Ниасу на колени и обвила его шею изящными руками, преданно заглядывая в холодные серебристые глаза:

— Прости меня, Ниас. Этот гад заклял меня, я ничего могла сделать. Вот если бы ты поделился капелькой своей крови, этого бы не произошло.

— Очень приятно, что в своей слабости ты обвиняешь меня. — Ниас аккуратно провел рукой вверх по хрупкой спине, задержав ладонь на лебединой шее девушки — Лира, ты знаешь, что печати у тебя нет, и не было? Ты лжешь.

— Я не лгу! — взвыла демоница и попыталась вскочить, но тягаться в силе с ангелом было, по меньшей мере, наивно — Ниас, прости меня, Ниас… — по матовой коже лица потекли слезы, оставляя черные дорожки от туши — Я исправлюсь, я искуплю вину…

— Это как же? — он удивленно выгнул черную бровь.

— Я буду самой преданной, Ниас. — в черных как бездонные колодцы глазах вспыхнула мольба — Не убивай меня…

Ангел на мгновение задумался, затем обхватил ладонями ее лицо и коснулся губами лба.

— Ниас! — закричала демоница и попыталась вырваться.

От дикой боли она не могла даже кричать. Казалось, что в ее голове случился взрыв. Через несколько мгновений Лира обнаружила себя на полу ночного клуба, удивленно вытерла слезы и, чертыхнувшись, пошла поправлять испорченный макияж. Она не помнила, кто такой Ниас. Она уже не знала, что когда-то была с ним знакома.

Сердце колотилось так быстро, что Корин едва держался на ногах от головокружения. Он старался идти бесшумно, что в разрушенном замке делать было крайне сложно из-за обилия мусора под ногами. Рука, сжимавшая кинжал из оникса, испещренного рунами, способного убить демона, мелко тряслась. Несмотря на долгую жизнь, которую он получал за счет магии, текущей по