ЛитВек - электронная библиотека >> Денис Ушаков >> Ужасы и др. >> Друг

Денис Ушаков Друг

I

Даша радостно, буквально пританцовывая перемещалась по гостиной, собирая разбросанные игрушки и вещи. Дети с Максимом уехали, он повёз их в школу, а после и сам на работу. У Даши из дел на сегодня осталось лишь убраться в доме, чтобы потом началось её любимое время – наедине с собой, своими мыслями и сериалами на стриминговом сервисе. Там как раз появились новые серии. Её весёлые танцы прервал странный шум на втором этаже, доносящийся из комнаты младшего сына.

– Антошка опять все игрушки сложил в одну кучу на столе. Нужно будет убедительнее ему объяснить, чтобы всё в шкаф по полочкам раскладывал, – подумала Даша и продолжила собирать вещи в гостиной.

Сверху вновь донёсся какой-то шум, а затем скрипнула дверь деревянного шкафа. Девушка от неожиданности выронила охапку собранных вещей из рук и застыла на месте, всматриваясь в лестницу, ведущую на второй этаж.

– Дашка! – возмутилась она про себя, приступу трусости. – Хватит вздрагивать от шорохов, пора бы Антона к порядку приучать, – закончила она мысленно себя отчитывать и направилась к лестнице.

Пройдя мимо кухонного острова, девушка подняла с него сотовый телефон и вытащила из деревянной стойки длинный поварской нож. Так она чувствовала себя увереннее.

– Как так? – удивилась Даша разряженному телефону, не подающему признаков жизни и не реагировавшему на кнопку включения. – Я вызвала полицию! – крикнула она на весь дом, чтобы на втором этаже её точно услышали. – Через две минуты они будут здесь! – продолжала девушка запугивать потенциального грабителя, которого рисовало её воображение. Её логика была проста – если воришки забрались в дом через окно, через него сейчас и уберутся прочь.

Однако оказавшись на втором этаже, вытянув перед собой нож и ступая с осторожностью, к своему удивлению, Даша никого не встретила. Окна были целы и закрыты. Никто не проникал в дом. Девушка улыбнулась своей смелости, проявленной над фантазией и положив нож на комод прошла в комнату сынишки.

В очередной раз ей предстояла уборка в комнате Антона, который постоянно вытаскивал вещи из шкафа и разбрасывал в кучи по комнате: на кресло, на стол, на нижней части детской кровати, на полках книжного стеллажа и по углам на полу. Помимо всего прочего, повсюду валялись исписанные и изрисованные листы бумаги, поднимая один за другим и разглядывая невыразительные каракули сына она причитала, что дети не ценят то, что у них есть и небрежно относятся к вещам. Тем не менее, она не злилась, а понимала – что в этом, в первую очередь, её заслуга.

Продолжая разглядывать рисунки и надписи, Даша удивилась разнообразию экспрессивного творчества Антона. Какие-то листы запечатлели полноценные и красивые рисунки, осмысленные предложения, описывающие как прошёл его день. Но некоторые были скомканы, а нарисованное или написанное на них оказалось покосым и небрежно выведенным. Пытаясь отсортировать рисунки, для понимания – что выбросить, а что оставить, девушка натолкнулась на листы, исписанные разными фломастерами. При этом складывалось ощущение, что писало два разных человека. Первый подчерк явно принадлежал Антону, буковки были тщательно выведены, а второй подчерк оказался крив и нелеп, словно кто-то только учился писать.

С трудом прочитав первое же предложение кривого подчерка она удивилась, ведь кто-то предлагал Антону поиграть с другом, при чём слово «друг» было написано большими, акцентными буквами. Даша, почитав немного содержимое листа поняла, что это переписка. Но с кем?

Каждое новое послание неизвестного, обращающегося к Антону, становилось всё настойчивее, а написание было более грубым и небрежным. Линии букв повторялись поверх друг друга, словно кто-то раздражённо старался акцентировать на этом внимание. Вплоть до того, что фломастеры размачивали лист бумаги и оставляли в некоторых местах дыры.

От клубка мыслей, в которые запутался разум, без конца окружаемый вопросами кто это писал и что всё это значит, обращаться с этим в полицию или к психологу, Дашу отвлёк поскрипывающий звук маркера, шоркающего по бумаге. Опешив от неожиданности, она развернулась лицом ко входу в комнату, но никого не увидела. Мельком бросив взгляд на комод, с лежавшим на нём ножом в коридоре, девушка ещё больше прислушалась к непрекращающемуся скрипу, пытаясь понять его источник. И лишь спустя несколько секунд, для девушки стало очевидно, что звук доносится из приоткрытого шкафа, из которого и разбросал вещи Антон.

Нарастающая тревога и страх сжимали мышцы во всём теле, готовя их к рывку, в стремлении убежать отсюда прочь. Зубы начали зудеть от нарастающего адреналина, а губы вдруг стали сухими. И в момент, когда Даша уже была готова сорваться прочь, к её ногам упал скомканный лист бумаги, который вылетел из шкафа.

Обнаружив на столе сына небольшой карманный фонарик, она посветила им в сторону шкафа. Сделав несколько неловких шагов в его направлении, девушка одним рывком откинула дверцу прочь, отпрыгнув назад в процессе и направив фонарь внутрь. Как бы не было это глупо, ведь в комнате было достаточно светло – за окном день только начинался и солнечный свет заполнял помещение, но вот внутри царил мрак. Шкаф оказался пустым.

Даше ничего не оставалось, кроме как засомневаться в трезвости ума и задуматься над тем, что с ней вчера происходило: не ударилась ли она головой о что-то, или не перепила ли с Максимом красного вина. Она подошла к тому самому комку бумаги и подняв его с пола тут же развернула.

«Привет мама Антона! Хочешь быть моим другом? Мы сможем играть все вместе!» – гласила записка, выведенная неаккуратным раскидистым подчерком.

Девушка с ужасом дочитала послание от неизвестного, когда к её ногам прилетел маркер того же самого цвета, которым была написана записка. Руки сами скомкали листок, а тело подалось назад. Даша совершенно не понимала, что происходит.

– Я схожу с ума? – промелькнула мысль в её голове. Она даже показалась логичной и облегчающей тревогу, притупляющей страх, ведь не может быть, чтобы всё что сейчас произошло – было за правду… – Точно! – тут же она продолжила спасительную мысль, успокаивающую её воображение. – Схожу с ума! Весь этот домашний зоопарк и всё держится на мне… Нужен отдых!

Но облегчение оказалось преждевременным. Из шкафа прилетел ещё один скомканный листок. Даша, желая удостовериться в том, что она не сходит с ума, вновь подняла листок и развернула его.

«Я хочу быть твоим другом! Будешь со мной дружить?» – гласила вторая записка, подчерк которой стал ещё более неаккуратным и крупным.

– Нет! – неожиданно даже для себя вскрикнула Даша. – Господи…