ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Ю Несбё - Полиция - читать в ЛитВекБестселлер - Слава Сэ - Сантехник. Твоё моё колено - читать в ЛитВекБестселлер - Максим Валерьевич Батырев (Комбат) - 45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя - читать в ЛитВекБестселлер - Нассим Николас Талеб - Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса - читать в ЛитВекБестселлер - Роберт Гэлбрейт - Зов кукушки - читать в ЛитВекБестселлер - Джо Диспенза - Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели - читать в ЛитВекБестселлер - Кэрол Дуэк - Гибкое сознание. Новый взгляд на психологию развития взрослых и детей - читать в ЛитВекБестселлер - Захар Прилепин - Обитель - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> Гюлюш Агамамедова >> Современная проза >> Сдается квартира

Гюлюш Агамамедова Сдается квартира

В дверь позвонили. Три коротких звонка. Джема подошла к двери и посмотрела в глазок. Расплывшаяся в линзе глазка физиономия была ей незнакома.

— Вы к кому? — прокричала она достаточно громко, чтобы быть услышанной.

— Я маклер, пришел по объявлению об аренде квартиры.

— Заходите, я вас ждала. — Джема широко распахнула дверь.

Она прошла вперед, приглашая маклера следовать за ней. Он замешкался на пороге гостиной, бросив взгляд на натертый паркет. Джема подбодрила его улыбкой, прибавив:

— Проходите, не стесняйтесь.

— Для начала я хотел бы осмотреть квартиру, — Маклер обрел утерянный апломб.

— Конечно. Начнем с гостиной. Вы видите сами. Вся техника новая, японская. — Джема была любезной, без видимых усилий.

— Зато ваши расписные обои, не внушают оптимизма. — Маклер протянул руку по направлению к стене, ярко разрисованной фломастерами всех цветов.

— Да, ручная роспись. Вы же знаете, сегодня все сделанное руками ценится высоко. А для меня эта роспись имеет двойную цену. Она сделана руками моих детей. Вот эти птички, видите, их нарисовала моя дочь. А эти самолетики — мой сын. — Джема улыбнулась, вспомнив свою реакцию при виде произведений настенной живописи, в первый раз.

— А если я предложу вам наклеить новые обои, это не так дорого будет стоить, конечно, если вы не будете настаивать на чем-то особенном. Я могу помочь вам их наклеить и не попрошу оплаты за труды. — Маклер перевел взгляд с обоев на Джему.

— Я уже заметил, что в вашей квартире отдается предпочтение стилю граффитти.

— Вы имеете в виду надпись на двери в ванную, «Вагиф, не забудь почистить зубы!». Вы должны были заметить, что дверь недавно покрашена. Надпись сделана почти профессионально, на том же месте, что и раньше. — Джема объясняла постороннему человеку, подробности своей личной жизни, что никак не входило в ее планы. — Может все-таки перейдем к осмотру остальной территории, тем более, что она не такая большая.

Джема прошла на кухню, недавно отремонтированную в соответствии с ее пожеланиями. Кухня не была похожа на рекламный ролик, но все в ней было продумано. Гордостью Джемы был комбинированный пол: часть пола, покрытая керамической плиткой под кухонным оборудованием, а основная поверхность лакированный паркет, чтобы не мерзли ноги. Идея комбинированного пола осенила ее после визита к подруге, только что сделавшей ремонт, называвшийся в том сезоне «евроремонтом». Джема надолго запомнила, как она замерзла и чуть не растянулась на скользком керамическом полу кухни.

— Надеюсь, кухня вам понравится больше.

— Как-то скучно без картинок ваших детей.

— Я с Вами абсолютно согласна. Мне даже кажется, что люди, которые снимут эту квартиру, через некоторое время больше всего оценят именно эту необычную особенность нашей квартиры. — Джема говорила серьезно.

— Все зависит от людей. Если они будут похожи на Вас, то конечно. А могут быть совершенно другие. Представьте себе, они захотят устроить вечеринку для влиятельных людей, а тут какие-то птички, самолетики. Давайте определимся, кого вы предпочитаете в качестве квартирантов. Вы знаете какой сегодня контингент. Иностранцев, настоящих, я имею в виду англичан, американцев, французов — почти нет. Редкий случай, если очень повезет. Но откровенно говоря, ваша квартира не отвечает их пожеланиям. Я согласен. Квартира в самом центре. Удобно расположены комнаты, вид с балкона — замечательный. Все работает. Но нет лоска. Вы понимаете о чем я говорю. Нечем поразить воображение. А Вы же в курсе, какие сейчас сдают квартиры. Музеи. А цены тем не менее падают. — Маклер выразительно посмотрел на Джему.

— Заметьте цена, которую прошу я, сильно отличается от цен музеев, разве не так? — Джема решила не уступать.

— Ну хорошо, вернемся к клиентам. Если исключить, как я уже выразился, настоящих иностранцев, кого же мы имеем? Чеченцев и турков, их сейчас в Баку почти столько же, сколько и азербайджанцев. Как вы к ним относитесь? Да, еще бакинцы. Кого предпочитаете?

— А бакинцы тоже перешли в разряд иностранцев? Хотя давно пора. Вы удивительно точно анализируете ситуацию.

— Работа такая, психологическая, хочу сказать, обязан быть психологом, довольно усмехнулся маклер. На том и стоим.

— Чеченцев я не предпочитаю, турков с натяжкой, предпочитаю бакинцев.

— А вы случайно не шовинистка?

— В определенном смысле, может быть.

Джема повернулась боком и под определенным углом зрения изучала маклера, под таким углом ее близорукие глаза, точнее один глаз, мог внимательно его рассмотреть. Ничего интересного. Лысеющий со лба мужчина среднего возраста, потерявший юношеские надежды и стремления, но сохранивший амбиции зрелого возраста. Ей стало жаль его и свою квартиру. Почему-то она поставила их в один ряд. Квартиру, которая должна понравиться клиенту и маклера, который должен был убедить и хозяина квартиры и клиента.

— Обоснуйте ваш выбор. Мне легче будет искать клиентов и отказывать тем, кого Вы не захотите. Не все чеченцы бандиты и торгуют людьми. Есть среди них вполне порядочные люди. Кстати, в Москве, например, я знаю от своих коллег, работающих в недвижимости, не хотят сдавать квартиры азербайджанцам. Вы считаете это справедливым?

— Я ничего не считаю. Чеченцам не хочу сдавать квартиру, потому что у них сильно развиты родственные связи. Понятие трайба для них священно. Там, где поселился один, в скором времени будет жить весь род. Приблизительно то же думают русские об азербайджанцах в Москве. C'est la vie, hlas, — Джема начинала горячиться.

— Ну хорошо, не надо сердиться. Чем турки вам не угодили? Не пойму.

— Не знаю, будем считать, что вы меня уговорили, на приличного турка я соглашусь. — У Джемы появилось нестерпимое желание поскорее выставить Маклера за дверь.

— А кто будет определять приличный он или нет? — не унимался Маклер.

— Я и только я.

По тону Джемы, Маклер, как тонкий психолог, определил, что длить и без того затянувшийся визит не имело смысла. Он ретировался, обещав позвонить, как только на горизонте появится стоящий клиент.

Джема выдохнула с облегчением и пошла на свою любимую кухню, попить особенного чаю с бергамотом, или как говорил ее муж, с бегемотом. Ее ничуть не мучили угрызения совести, из-за того, что