Единственная на всю планету-3 Ищенко Геннадий Владимирович

Глава 1

— Это уже последний, — сказал Нор. — Вытянешь его, или попробовать мне? Уж больно у тебя усталый вид.

— Справлюсь, — улыбнулась действительно сильно уставшая Ольга. — Жаль, что нельзя было для подзарядки взять с собой в машину Хитреца. Николай Иванович, пусть подъезжают, сейчас он выйдет.

Уже девять часов они по заранее разработанной схеме ездили по Москве, магически обрабатывая всех тех, чьи тела заняли доры. Действовала Ольга, потому что у Нора для быстрой работы по образу просто не хватало сил. В результате магического воздействия доры теряли возможность покинуть тела и послушно выходили из квартир на улицу к поджидавшим их оперативникам.

— Все, — с облегчением сказала Ольга. — Едем в приемник. Кстати, не забыли, что с нами следует расплатиться?

— Может быть, отложим это на завтра? — предложил Поляков. — Вы сегодня слишком сильно устали. Кроме того, я должен получить команду на передачу задержанных. Нужно согласовать, кого именно вы возьмете.

«Все так, как мы думали, — мысленно сказала Ольга Нору. — Дадут, но после того, как пропустят через сито. Действуем, по второму варианту».

— Так не получится, — сказал Нор Полякову. — Все задержанные нуждаются в дополнительной обработке. Им заблокировали возможность уйти из тел, но блокировка держится только при условии, что эти тела продолжают жить.

— Хотите сказать, что они могут себя убить? — сразу понял полковник.

— Или сами, или с помощью своих коллег, — сказал Нор. — Для них это неприятный, но единственный выход вырваться из тел, которые превратилось в ловушки. Ученых там не очень много, в основном пришли оперативники, которым это нетрудно сделать. Сейчас они под контролем, но это состояние продлится не больше трех часов. Ольга устала, поэтому буду работать я. При личном контакте это несложно. Поставлю им всем запрет на смерть.

— Как можно запретить себя убить? — удивился Поляков. — Все запреты подкрепляются угрозой наказаний или смерти. Чем можно запугать этих?

— Да, нам пришлось подумать, — согласилась Ольга. — Пришли к выводу, что самым действенным при попытке самоубийства или убийства кого‑нибудь другого будет сочетание временного паралича с очень сильной болью. Если кто‑то захотел нанести соседу смертельный удар или остановить свое сердце, все закончится корчами на полу. Кто испытает такую боль один раз, не захочет испытывать вторично. Запрещается любое агрессивное поведение, за исключением тех случаев, когда это связано с защитой жизни тела.

— А успеете обработать триста пятнадцать человек за три часа? — спросил Поляков.

— Я не буду каждому из них ставить это воздействие, просто перепишу его из своей памяти в их головы, — сказал ему Нор. — Это раз в двадцать быстрее, так что уложусь за час. Уже приехали. Оля, не хочешь, пока я буду работать, подремать в машине?

— Наверное, так и сделаю, — согласилась она.

Машина подъехала к воротам, которые разошлись в разные стороны и пропустили их на территорию объекта, где в большом двухэтажном здании под охраной нескольких десятков бойцов «Вымпела» и офицеров отдела Полякова были размещены захваченные доры. У приехавших проверили документы, после чего шофер подогнал машину к подъезду, и все, кроме задремавшей Ольги, ушли в здание. Немного выждав, она по очереди мысленно создала образы всех охранявших ворота офицеров и начала работать. Прошло несколько минут, и охрана ворот оказалась у нее под контролем. Ольга покинула машину и зашла в здание. Пройдя мимо застывших у входа офицеров «Вымпела», она направилась туда, где работал Нор. В коридоре первого этажа по обе его стороны располагались входы в комнаты с зарешеченными окнами, в которых и поместили задержанных. Здесь же с безучастным видом стояли спецназовцы и офицеры отдела, в том числе и Поляков с Игнатьевым. Нор был в седьмой по счету комнате.

— Быстро ты управился, — сказала ему Ольга. — Прошло только пятнадцать минут, а ты уже обработал половину доров, да еще нейтрализовал охрану. Выяснил?

— Да, выяснил, — ответил он. — Через несколько дней нам дали бы двух или трех доров по своему выбору. Полякову стыдно, но он вынужден подчиниться. Я пока отобрал шесть ученых и старшего всей группы. У него узнал, что ученых должно быть девять. Сейчас по–быстрому прогоню остальных, а ты заказывай транспорт на десять человек. Вывезем наши трофеи, а потом будешь подчищать память офицерам «Вымпела». Офицеры Полякова не станут с нами цапаться, а эти могут.

Для того чтобы закончить все работы и вывести из здания отобранных доров, потребовалось полчаса. Когда Ольге позвонили, что прибыл транспорт, она приказала охране открыть ворота, а дорам — идти на улицу, где их уже ждали приехавшие на трех машинах работники службы безопасности компании.

— Ну у вас и вид! — сказала она старшему группы. — Замотались так, что видны одни глаза. Быстро забирайте этих архаровцев и развозите, как договорились. Они выполнят все ваши требования.

Дождавшись, пока пленников распихали по машинам и уехали, Ольга вернулась на объект, приказала офицерам закрыть ворота и почистила им память.

— Страшно устала и почти без сил, — пожаловалась она Нору. — Надеюсь, с нами не будут сейчас разбираться. Выжди еще минут десять, а потом размораживай охрану и наших ребят, а я пойду в машину спать.

Первым Нор «разморозил» Полякова.

— И как это следует понимать? — спросил полковник, глядя на застывших в коридоре людей.

— А так и понимайте, Николай Иванович, — устало ответил парень. — Директор ФСБ лично пообещал, что мы возьмем нескольких задержанных по своему выбору. Кто‑то из его подчиненных это переиграл, но нам на эти игры… Пусть по поводу нашего самоуправства обращаются туда, — он показал пальцем вверх.

— И скольких вы отобрали? — спокойно спросил полковник.

— Всего десять из трехсот с лишним рыл. Я думаю, что это немного. Остальным сделали все, что нужно. Агрессивности от них можете не ждать, побегов — тоже. А вот пойдут ли они на сотрудничество или нет, зависит уже не от нас. Сейчас я приведу в чувство ваших ребят, а потом офицеров «Вымпела». К вам будет просьба побыстрее доставить нас домой и хотя бы несколько часов не беспокоить. Мы очень сильно выложились и должны хоть немного отдохнуть. Да, нашу часть трофеев можете не искать — это бесполезно.

— Садитесь, господа! — сказал директор ЦРУ Джон Бейли Джеку Барксу и Норману Хендерсону.

Баркс возглавлял Управление исследований и разработки технических систем Научно–технического директората, а Хендерсон руководил Управлением внешней разведки Разведывательного директората.

— Я очень любопытный человек, — продолжил Бейли, когда его подчиненные заняли места за столом, — и у нашего президента есть такая же слабость. И мне очень прискорбно, что нам с ним приходится изводить себя неведением. И сразу же возникает вопрос: на кой черт нам тратить немалые средства на вас и ваших людей? Есть что сказать?

— Вы имеете в виду Россию, господин директор? — спросил Хендерсон.

— Вы прекрасно знаете, что я имею в виду, Норман! — сердито сказал Бейли. — По вашей милости я уже второй раз за этот месяц попадаю в дурацкое положение! Вам выделяют мало средств? Или ваше Управление нужно укрепить кадрами? Может, укрепление начать со смены руководства?

— Мы работаем, — пожал плечами Хендерсон. — Там все непросто. Я задействовал все связи и результаты непременно будут, но не сегодня и не завтра. Можете меня заменить, если это вам поможет и успокоит президента. На деле это сильно не скажется.

— А вы что скажете, Джек?

— По кабельной продукции я не могу сказать ничего нового, — ответил Баркс. — Ученые в растерянности и не понимают, с чем имеют дело. Видимо, в России на это наткнулись совершенно случайно. И никто не может сказать, где именно