Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • . . .
  • последняя (8) »
  • Площадь картонных часов

    Сказка



    Мастер Тулья


    Шёл по коричневой лесной дороге человек в больших сапогах и зелёной шляпе.

    — Хрум-хрум, — похрустывали камешки под каблуками.

    — Вжик-вжик, — посвистывали упругие ветки, задевая за высокую шляпу.

    Человек напевал весёлую песенку. Это был шляпных дел мастер Тулья. Он возвращался с ярмарки.

    За спиной у него погромыхивали разноцветные картонные коробки. Коробки были пустые. Это как раз и веселило мастера — все шляпы проданы.

    День стоял синий-синий. Синие тени перемешивались с синими ветками деревьев.

    Солнце оттолкнулось от острой верхушки самой высокой сосны и повисло в небе над головой.

    «Эге, — подумал мастер Тулья, — уже полдень, мохнатые шмели попрятались в траву. Пора и мне присесть где-нибудь да закусить».

    Разыскал мастер полянку с маленьким пеньком.

    — Вот то, что мне нужно, — сказал он и разложил на пеньке еду.

    Мастер поел, закурил трубку и пустил вверх жёлтое колечко дыма.

    — Вот бы из этой полянки сшить большую зелёную шляпу, а из тонкой тропинки сделать ленту с тройным бантом, — сказал он.

    Мастер Тулья с самого утра не брался за ножницы и нитку с иголкой, а это для хорошего мастера очень долго.

    Улыбнулся он, взял тяжёлые ножницы и вырезал из красной картонной коробки дом. Даже не дом, а домик. С высокой дверью и с квадратными окошками.

    А на коньке остроконечной крыши приладил картонного аиста с длинным клювом. Потом сделал ещё домик, и ещё, и ещё. Из жёлтой, сиреневой, синей и оранжевой коробок.

    Из круглого донышка самой большой коробки мастер Тулья сделал часы.

    — Вот городские часы, — сказал он, — а площадь с этими часами называется Площадью Картонных Часов.

    Уже не осталось ни одной картонной коробки, когда мастер Тулья спохватился:

    — Ай-яй-яй! У меня совсем не осталось картонок, из которых я вырежу человечков! Не делать же их из обрезков. Ведь тогда они будут такими маленькими, что даже не смогут шагнуть со ступеньки на ступеньку в своих домах! Клея у меня нет, придётся их сшить.

    Он взял иголку с ниткой и сшил человечков из маленьких кусков картона. Сверху к туловищу пришил голову, сбоку две руки, а снизу две ноги. Каждому картонному человечку он смастерил из картона шляпу.

    Мастер Тулья спрятал ножницы. Полюбовался на картонный город и улыбнулся: всегда приятно сделать что-нибудь красивое.

    А город получился такой, будто стоит он с незапамятных времён.

    — Ну вот, — сказал мастер Тулья картонным человечкам, — всё у вас есть: и друзья, и работа. Живите счастливо!

    И тут мастер Тулья заметил, что от рук и ног каждого человечка тянутся нитки.



    Нужно было бы аккуратно обрезать нитки, но острые ножницы так удобно лежали в кармане!

    И мастер Тулья впервые в жизни поленился.

    — Ничего, — сказал он сам себе, — ниточки висят за спиной и никому не помешают. Зато, дёрнув за ниточки, можно будет оживить картонных человечков.

    И мастер Тулья, помахав шляпой Картонному городу и его жителям, весело зашагал дальше.


    Разбойник у большой дороги


    Лесной разбойник Крага сидел возле старого дуба и ел чернику. Он весь перемазался. Губы и щёки у него стали синими. Руки покрылись чернильными пятнами. А рыжая борода стала разноцветной.

    Разбойник Крага съел последнюю ягоду, облизал пальцы и вздохнул.

    «Э-хе-хе, — подумал он, — целый день сижу у Большой дороги и никого не могу ограбить. Моему дедушке — знаменитому разбойнику Боту-Форту — было хорошо: тогда верили в разбойников и очень их боялись. А теперь все смеются. Ну как будешь грабить человека, если он не боится тебя!»

    И Крага опять тяжело вздохнул.

    Вдруг вдалеке, за деревьями, раздалась песенка.

    Разбойник Крага прислушался.

    Вот что он услышал:

    Лиски-биски-билибей,
    Жил на свете воробей —
    Лёгкий серенький комок.
    Чик-чирик. Скок да скок!

    Разбойник обрадовался.

    — Сейчас я его напугаю и ограблю! — сказал он и достал из кармана широкую чёрную повязку.

    Он завязал правый глаз и стал Страшным Одноглазым Разбойником. Потом вытащил из-за пояса пистолет, который не стрелял, но зато был очень большой и ржавый.

    Только разбойник успел спрятаться за дерево, на тропинке показался мастер Тулья.

    — Клянусь моим дедушкой — знаменитым разбойником Ботом-Фортом, у меня сегодня будет на обед кое-что получше кислых ягод, — прошептал Крага.

    Я спросил у воробья:
    — Где же вся твоя семья?
    Мне ответил воробей:
    — Лиски-биски-билибей! —

    пел мастер Тулья.



    — Ого-го! — закричал своим самым хриплым голосом разбойник Крага, — Кто посмел меня разбудить?!

    И он выскочил из-за дерева на дорогу, размахивая тяжёлым пистолетом.

    — Послушай, приятель, разве днём спят? — спросил мастер Тулья.



    Крага не знал, что ответить, и от этого рассердился ещё больше.

    — Я тебя застрелю и ограблю! — закричал он своим самым громким голосом.

    — Ты обязательно промахнёшься, Одноглазый Грабитель, — сказал мастер Тулья, — потому что пистолет держишь в правой руке, а целишься левым глазом.

    — Я могу и правым целиться, — сказал разбойник Крага и передвинул чёрную повязку с правого глаза на левый.

    — Да ты вовсе не одноглазый, — засмеялся мастер Тулья, — вот тебе, приятель, кусок сыра, если ты голоден, и прощай — мне некогда.

    И мастер, весело напевая, пошёл дальше.

    Разбойник Крага хотел броситься вдогонку, но вместо этого сунул в рот кусок сыра и стал жадно жевать.


    Девочка с конфетной обёртки


    Лёгкий ветерок струйками пробежал по траве и зашуршал смятой конфетной обёрткой в придорожной канаве. Конфетная обёртка перевернулась несколько раз. Из неё выбралась девочка и стала отряхивать платье.

    Потом девочка оглянулась и позвала:

    — Шоколадка! Шоколадка, иди ко мне!

    Конфетная обёртка снова зашевелилась, и наружу вылезла коричневая собачонка. Собака подбежала к девочке и завиляла хвостом.

    Девочка грустно посмотрела на остатки яркой бумажки и сказала:

    — Ну вот, Шоколадка, порвали нашу конфетную обёртку, на которой мы так славно были нарисованы. Теперь нам некуда вернуться и негде жить!

    — Гав! — сказала собачонка и ещё веселее завиляла хвостиком.

    — Ты умная собака, Шоколадка, но ты ещё не всё научилась понимать, — сказала Девочка с Конфетной Обёртки.

    Она села на камень у дороги и стала думать, что же ей делать дальше.

    У неё теперь не было дома, и некуда было спешить.

    В это время по Большой дороге шёл человек в зелёной шляпе.

    — Что же делает одна в лесу такая маленькая девочка? — спросил человек.



    — Ничего, — ответила Девочка с Конфетной Обёртки, — я не знаю, что мне делать.

    И она рассказала человеку в зелёной шляпе о своём несчастье.

    Он внимательно выслушал и сказал:

    — У меня, к сожалению, нет конфетной обёртки. Да если бы и была, то на ней наверняка уже кто-то нарисован. Но я тебе постараюсь помочь.

    Человек вынул из шляпы большое гусиное перо и на сухом кленовом листочке написал несколько слов.

    — А теперь спрячь этот листок получше и отправляйся по дороге туда, откуда иду я. Ты увидишь зелёную поляну с пеньком. На поляне стоит картонный город.

    Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • . . .
  • последняя (8) »
  • ЛитВек: бестселлеры месяца
    Малиновий пеліканВремя ноль (сборник)Мушкетёр и феяМифы о вегетарианствеRammstein. Горящие сердцаЗемля 2.0 (сборник)Куры не летают (сборник)Голодная гора