Ищенко Геннадий Владимирович
Друзья





Ищенко Геннадий 2018 г

anarhoret@mail.ru




Глава 1




Стоявшие в воротах стражники приветствовали выехавшего из города всадника, который ответил им взмахом руки, и продолжили обсуждать прелести некой Ольши. Судя по тускло светившему через облака солнцу, время близилось к полудню, дорога радовала глаз отсутствием путников и обозов, а через пару свечей привезут обед и можно будет опустить решетку и немного отдохнуть от дежурства.

Всадник был городским сотником Керимом из рода Варгов. Мужчина в расцвете сил, одетый в легкую броню, ехал на огромном черном жеребце, посадив перед собой мальчишку лет десяти. Красивое лицо Керима выглядело угрюмым, да и для мальчика эта поездка была не в радость. Оба молчали, пока окружавшие город вырубки не сменились росшим по обе стороны дороги густым лесом.

- Ты будешь ко мне приезжать? - дрогнувшим голосом спросил мальчик.

- Если вернусь, - ответил сотник. - Мы же с тобой уже все обговорили, сын. Не стал бы я отдавать тебя магу, если бы не война. Подумай сам, Дарк, что с тобой будет, если я погибну. Даже если город не подвергнется осаде, тебя быстро лишат и дома, и нашего золота. Ты еще слишком мал, а у меня нет никого, кому можно было бы довериться.

Они замолчали, и долгое время были слышны лишь перестук копыт, позвякивание сбруи и голоса птиц. Когда Керим увидел отходившую от дороги широкую и хорошо утоптанную тропу, он спешился и велел сыну пригнуться, чтобы ветви не выкололи глаза. Взятый под уздцы жеребец тоже наклонил голову и ведомый хозяином вошел в лес. Шли недолго и закончили путь возле стоявшего на поляне большого двухэтажного бревенчатого дома, который добротностью и красотой отделки не уступал городским домам близких к графу людей. Сотник привязал коня к одному из закрепленных в стене колец, снял с седла Дарка и вместе с ним взошел на крыльцо. Стучать не пришлось, потому что дверь им открыл мальчик такого же возраста, как и сотников сын. Судя по узору на рубашке, он был из купеческой семьи. Обычно дети не носили штанов, не было их и на обоих мальчишках.

- Проходите в дом, - поклонившись, сказал сын купца. - Мастер вас ждет.

Приехавшие вошли в просторные сени и сняли сапоги и портянки. Маг встретил их в первой, самой большой комнате дома. Крепкий невысокий мужчина с красивым мужественным лицом выглядел лет на пятьдесят, но сотник точно знал, что ему больше ста. Как и у всех сильных магов, камень силы на его лбу светился даже сейчас, когда он не творил магии. Просторная рубаха была заправлена в кожаные штаны, доходившие до середины голени. В комнате было тепло, а полы покрывали шкуры, поэтому маг ходил босиком.

- Приветствую великого Альпа! - поздоровался сотник.

- И тебе привет, уважаемый Керим, - отозвался хозяин. - Хочешь вставить сыну камень?

- Не только. Я хочу оставить его вам для учения. Через два дня войско покинет город, а городской предсказатель вытянул для меня черный камень.

- Сарк редко ошибается, - сказал маг. - Мальчика не с кем оставить?

- Жена умерла два года назад, других родственников нет, а те, кому я мог бы его доверить, уходят в поход.

- У меня уже есть один ученик, но могу взять и вашего сына. Заплатите пятьдесят золотых за камень, а свою учебу он отработает службой. Это камень лучше ставить малышам, а учебу начинают с тринадцати лет или даже позже. Учтите, что вы лет на пять запоздали, поэтому ему не быть сильным магом.

- Дарк с пяти лет носил повязку, - возразил Керим. - Я не хотел дырявить лоб малышу, а маг графа сказал, что достаточно прижать камень повязкой. Так делают большинство благородных. У меня самого такая.

- И много вы можете? - с усмешкой спросил Альп. - Или вообще ничему не учились?

- Могу предугадать удар и затормозить того, в ком нет силы, - ответил сотник. - Различаю ложь и еще быстро затяну рану. Больше ничему не учился, потому что недосуг, да воину это и не нужно.

- С повязкой большего и не будет, - сказал маг, - разве что проживете дольше обычного. Ладно, платите деньги и можете ехать.

Керим развязал кошель и отсчитал полсотни монет, а остальное золото отдал сыну, после чего, ни с кем не прощаясь, быстро ушел.

- Борис, покажи новичку его место, - приказал Альп. - Будьте готовы к тому, что я обоим сегодня поставлю камни. Боли не почувствуете, но два дня придется полежать. На это время приглашу заменить вас кого-нибудь из деревни.

Он забрал золото и вышел в другую комнату, из которой по лестнице поднялся на второй этаж.

- Пойдем покажу нашу комнату, - сказал сын купца. - Это у тебя одёжа?

- Рубахи, - ответил испуганный Дарк, прижимая к себе кожаную сумку. - Ты уже давно здесь?

- Третий день, - ответил Борис. - На караван напали разбойники и убили отца. Мамка умерла, когда был мор, а сюда привез старший брат. Заплатил за камень, а за учебу придется четыре года прислуживать колдуну.

- Магу, - поправил его Дарк. - Колдуны совсем другие. А почему не заплатили за обучение? Нет денег?

- У брата много денег, - грустно сказал Борис. - Мы не обеднели даже после гибели каравана. Только он не захотел оставлять меня в семье. Пришлось бы через пять лет делиться, а теперь меня не примут в гильдию, а брат заплатит только за мою часть дома. Если он к этому времени женится и наплодит детей, даст всего пару сотен монет. Пойдем, а то сейчас придет Мастер, и я получу по шее! Все, что он приказывает, нужно делать бегом.

Комната учеников оказалась самой маленькой из всех комнат дома. В ней были одно окно, две кровати и несколько сундуков. Дарк положил в один из них сумку и сел на кровать.

- Хорошо, что я здесь не один, - сказал он. - Расскажи, чем ты занимался, будет не так страшно ждать, когда этот Мастер придет дырявить лоб.

- Тем же, чем у нас в доме занимались слуги, - ответил Борис. - Каждый день нужно подметать полы, вытирать пыль и выносить мусор. Мастер готовит сам, но и на кухне приходится помогать, в основном мыть и чистить овощи. Есть и много другой работы, но она не каждый день. Начинаю утром, а заканчиваю к ужину. Может, вдвоем будет легче.

- А почему у него нет других слуг? - удивился Дарк. - Гребет золото лопатой... Да за одну монету служанка нанялась бы на целый сезон!

- До меня кто-то был, - понизив голос, сказал Борис. - А для чего ему платить, если есть я? А к готовке он никого не подпускает, потому что боится. Наверное, у Мастера много врагов, которые могут его отравить. Вроде бы магия не распознает яды.

- Я читал, что распознает. Может, он просто не умеет?

- Прекратили болтать, - сказал открывший дверь маг. - Я раньше освободился, поэтому сейчас займусь вами. И не нужно так бледнеть, а то мне придется тратить на вас силы. Быстро снимайте рубахи и ложитесь в кровати!

Мальчики стянули рубашки и голые забрались на свои кровати. Альп подстелил под голову каждому разрезанный бычий пузырь, а на горло положил смоченную водой тряпицу. Начал с Бориса. Обмакнув в кувшин небольшой нож, он сделал надрез на лбу и раздвинул плоть. Видимо, мальчик не чувствовал боли, потому что даже не дернулся и не вскрикнул. Кровь текла слабо и впитывалась в мокрую ткань. Маг взял треугольную пластинку и начал с усилием вращать ее в месте разреза, просверливая в кости коническое углубление для камня. От скрежета металла по кости Дарка начало трясти. Прервав работу, Мастер подошел к мальчику и положил ему руку на лоб. Через несколько мгновений сын сотника уже спал.

Сверление продолжалось свечу. Когда работа подошла к концу, маг стал очень осторожен. Он уже не так сильно давил на кость и часто простукивал углубление.

- Пожалуй, хватит, - пробормотал Альп, промыл ребенку лоб и взял в руки камень.

Приклеив его в углублении смолой, он свел плоть и наложил тугую повязку. Последней была магия, которая обеспечивала отсутствие