Алена Волгина Три пилота и водяной

Пролог

Многие истории начинаются с того, что один заурядный обыватель вдруг попадает в некое Запределье. Как правило, его появление вызывает небывалый энтузиазм аборигенов и часто приводит к переделу власти, а иногда и к более серьезным последствиям. Мы рады сообщить, что и наша история начинается с такого обывателя, более того — с целых трех, что, возможно, несколько чересчур. Но так уж получилось.

Остается надеяться, что наше Запределье выдержит подобное вторжение.

Мир Сильверейнс во многом похож на наш, так что, попав туда, вы не сразу догадаетесь, как далеко вас забросило. Разве что вам повезет оказаться там в ненастный день. Вряд ли среди множественных вселенных найдется еще один мир, где струи дождя напоминают блестящие серебряные нити, а лужи мягко светятся под ногами. Все дело в магии, которая пронизывает Сильверейнс сверху донизу. Магия искрится в камнях, клубится в небе вместе с облаками и проливается на землю в виде осадков.

Местные волшебники ловко научились ее использовать. Любой из них может прилично вас удивить, всего лишь опустив палец в кружку с пивом. По этой причине очень не рекомендуется задирать волшебников в трактирах — слишком дорого потом обходится ремонт. Ладно, согласно Кодексу, волшебникам вообще запрещено появляться в подобных заведениях, но кто в наше время помнит об этом Кодексе?

Известный теоретик Каэрдин Леммерский справедливо заметил, что магия сокрыта в любой стихии. Земля, огонь и воздух также таят в себе силу. И все же большинство волшебников предпочитают воду. Хотя в Цитадели есть двое магов, которые ухитряются тянуть силу из земли. Обычно они держатся вместе и похожи на пару мрачных шкафов, тайно мечтающих о карьере охранника. Все свободное время они проводят в подземелье, пытаясь подзарядиться.

Имеется в Цитадели и маг воздуха — магистр Летайло. Его часто можно увидеть на крытой галерее с группой своих учеников. При случае обратите внимание на его чуть выпученные глаза, посмотрите на дрожащие тонкие руки. Вы сразу поймете, что добывать энергию из воздуха — не самое легкое дело.

Наконец, был всего один магистр Эд Шампанский, который пытался работать со стихией огня. Вон там, на заднем дворе Цитадели виднеется пепелище — это все, что осталось от его мастерской. В свое время ректор мудро распорядился выделить ему помещение подальше от остальных корпусов. Вторым мудрым поступком ректора было после пожара оставить все как есть. Останки лаборатории Шампанского представляли собой своеобразный мемориал и наглядное свидетельство того, что играть с огнем опасно. Это удерживало предприимчивых адептов от подобных экспериментов.

Поэтому волшебники Сильверейнса любят воду. Ручьи, реки, дождь, но особенно — грозу, когда разность потенциалов между ионосферой и землей вместе с бушующей в воздухе стихийной магией позволяют творить поистине невероятные вещи. Сколько было совершено открытий во время гроз, сколько проведено магических экспериментов!

В ту ночь тоже все началось с грозы.

Глава 1

На провинцию Алгарве опустились душные летние сумерки. Правда, туристические центры вроде Виламоры или Альбуфейры и не думали засыпать, там как раз начиналось самое веселье. В небе тоже не спали: там двигались атмосферные фронты, и велась подготовка к масштабному впечатляющему представлению — летней южной грозе. Но остальные окрестности, не подозревая о готовящемся сюрпризе, были погружены в сон. Дремал Атлантический океан, тяжело вздыхая и ворочаясь во сне. Спал заповедник Риа-Формоза со своими белыми соляными озерами и стаями серебристо-розовых фламинго. Спали окрестные деревушки и дачные массивы, дома в которых были похожи на белые кубики, разбросанные среди кедровых рощ. В одном из таких кубиков сейчас горел свет. На первом этаже в небольшой уютной гостиной сидели трое подростков.

— А ты здесь неплохо устроился, — заметил Марк, окинув взглядом комнату, оформленную в старинном стиле: белые крашеные стены, простенькие цветные занавески, мебель темного дерева, над столом — медная лампа на цепочках. Возле окна стояли мягкие гобеленовые кресла, одно из которых сразу же заняла Гвендолин. Встретив его взгляд, девушка улыбнулась. Марк с Сергеем сидели за столом, где в ярких пузатых чашках дымился ароматный чай, а посередине на блюде лежала горка рассыпчатого печенья. Сергей, пригласив друзей на выходные, проявил себя очень гостеприимным хозяином.

— Скучища здесь, — с досадой отозвался его друг. — Я просто дождаться не мог, когда вы приедете!

— Ты обещал нам сюрприз, — напомнил Марк. — Мы все в предвкушении!

— Марк мне все уши прожужжал об этом сюрпризе! — Гвендолин серебристо рассмеялась. — Вытащил меня из гаража и притащил сюда первым же гиперлупом! Давай уже, Серый, не томи!

Сергей с уважением покосился на приятеля. Оторвать Гвен от ее любимых чертежей и железок — это надо постараться! Трое друзей месяц назад закончили первый курс технико-звездного колледжа, и могли считаться уже полноправными «техзайчатами». Родители Сергея, решив, что после экзаменов ребенку необходим морской воздух, сняли дом в уютном местечке недалеко от Виламоры, почти на берегу Атлантики. Нельзя сказать, чтобы его это обрадовало, но с предками не поспоришь. Он тихо зверел в этой «деревушке для пенсионеров» и отчаянно завидовал друзьям, которые хоть и задыхались летом в душном городе, зато были вместе. Стоило родителям отлучиться на сутки, как он тут же позвонил ребятам и пригласил приехать.

— Алекс купил себе новую игрушку, — начал Сергей.

Алекс был его старшим братом. С раннего детства он маньячески увлекался флайерами. Все их знакомые прочили парню карьеру гонщика, но Алекс внял слезным мольбам матери и поступил на юридический факультет, однако детского увлечения не оставил. За три года он прогрыз в граните науки путь в адвокатскую контору, что дало ему средства перейти от игрушечных конструкторов к пилотированию настоящих моделей. Это был хитрый ход. Сергей втайне восхищался братом и иногда беспокоился, осталось ли на его долю хоть чуть-чуть интеллекта из семейного генофонда, или все перешло к Алексу.

— «Суперфлай 711 Тарга», — поддразнил он друзей. — Скорость — четыреста шестьдесят в час, восемьсот лошадей, вертикальное маневрирование и даже кислородное оборудование! Представляете, куда на нем можно забраться?! Не флайер — мечта!

— Алекс здесь? — сразу спросил Марк.

— Уехал на пару дней в город, — торжествующе сказал Сергей. — У них там какой-то важный процесс.

Теперь оба приятеля посмотрели на Гвендолин.

— Хотите, угадаю, что вы сейчас скажете? — проворчала девушка.

— Ну, Гвен! Ведь этот упырь только тебе шепнул код от гаража! — от волнения Сергей взъерошил волосы, и его белобрысая макушка стала похожа на куст сорняка.

— Да, и такое доверие полагается ценить, — ответила девушка с серьезным видом, хотя ее большие карие глаза хитро блестели.

Сергей не терял надежды ее убедить:

— Завтра вернутся предки, потом Алекс умотает на «Суперфлае» делать предложение своей драгоценной Патриции, и они сразу отправятся на нем в свадебное путешествие. Пат, может, и устояла бы перед Алексом, но кто же откажет, увидев перед собой «Суперфлай Тарга»! Ясен пень, она согласится! Гвен, сегодняшняя ночь — наш единственный шанс хоть одним глазком взглянуть на флайер!

Гвендолин, задумчиво прикусив губу, разглядывала обоих приятелей. Такие разные внешне, в чем-то они были похожи, как братья. Сергей — коренастый и крепкий, как гриб-боровичок. Добрый и отзывчивый, но может вспыхнуть, как спичка, от одного неосторожного слова. Марк — повыше ростом, темноволосый, с очень сдержанными манерами и умным изменчивым лицом. Оба они напряженно следили взглядом за Гвен, как коты в засаде, и у обоих в глазах горел огонек авантюризма. Девушка не выдержала:

— Ладно, пойдемте взглянем на это чудо.

После уютной светлой гостиной темнота ночи казалась