ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Брайан Трейси - Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности - читать в ЛитВекБестселлер - Филипп Олегович Богачев - Успех или Позитивный образ мышления - читать в ЛитВекБестселлер - Ю Несбё - Полиция - читать в ЛитВекБестселлер - Яна Вагнер - Живые люди - читать в ЛитВекБестселлер - Наталья Васильевна Щерба - Часограмма - читать в ЛитВекБестселлер - Сергей Донатович Довлатов - Иностранка - читать в ЛитВекБестселлер - Максим Валерьевич Батырев (Комбат) - 45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя - читать в ЛитВекБестселлер - Нассим Николас Талеб - Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> Леонид Алексеевич Молчанов >> История >> Газетная пресса России в годы революции и Гражданской войны >> страница 1

Л. А. Молчанов ГАЗЕТНАЯ ПРЕССА РОССИИ В ГОДЫ РЕВОЛЮЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (окт. 1917–1920 гг.)

ВВЕДЕНИЕ

Среди письменных памятников культуры, позволяющих полнее представить исторический процесс, объяснить закономерности происходящих исторических событий, выделяется газетная пресса, в которой сосредоточены буквально все виды информации — от просто сообщающей до аналитической, «убеждающей» и даже «внушающей».

В годы революции и Гражданской войны, как и сейчас, газетная периодическая печать была одним из центральных элементов в пропагандистских системах России. Без всестороннего изучения печати того периода, ее места и роли в идейной борьбе, невозможно понять историю России революционных лет.

За годы советской власти создана значительная литература, которая в целом отражала процесс становления и развития большевистской и пробольшевистской газетной прессы. Советская историография газетной периодики революции и Гражданской войны, как и вся советская историческая наука, была приспособлена к обслуживанию идеологических потребностей тоталитарного государства.

Исследование партийно-советской периодической печати началось сразу после окончания Гражданской войны. По подсчетам А.Л. Мишуриса, в 20-ые годы было опубликовано свыше 80 брошюр, статей и сборников по данной проблематике[1]. Авторами первых работ во многих случаях выступали активные участники революционного движения, организаторы советской печати, газетные работники, партийные публицисты и журналисты. Особенно выделялись работы: В.А. Антонова-Овсеенко, В. Белова, В.А. Быстрянского (Вотина), А.С. Бубнова, И. Вардина, Н.К. Крупской, Д. Лебедева, А.В. Луначарского, В.И. Невского, М.С. Ольминского, С.Б. Урицкого, Е.М. Ярославского и др.[2]. В своих исследованиях они давали краткий очерк зарождения советской печати, показывали борьбу новых органов власти с небольшевистскими газетами, делали попытки изучения белой прессы. Авторы излагали точку зрения победивших в гражданской войне большевиков. Они комментировали ленинские положения о большевистской периодике, рассказывали о методах борьбы советского государства с оппозиционной публицистикой Содержание этих работ носило вульгарно-социологический характер Авторы считали, что антибольшевистская периодика «сеяла ненависть и презрение ко всему советскому, и ее содержание носило клеветнический характер»[3]. Эти работы во многом публицистичны, так как их авторы опирались, в основном, на личные воспоминания.

Отличительной особенностью исследований российской прессы в 1920-х годах был известный плюрализм мнений в рамках усиливающихся претензий на монополизм со стороны большевиков В 30-х — начале 50-х гг. историография по истории печати в годы революции и Гражданской войны не получила сколько-нибудь значительного развития После известного письма Сталина вжурнал «Пролетарская революция» (1931 г) и публикации «Краткого курса истории ВКП(б)», историки вынуждены были строго придерживаться сталинской трактовки истории 1917–1920 гг. В это время резко упало количество работ, посвященных роли периодики в идейно-политической борьбе за массы со стороны различных партий и организаций того периода Из исторической литературы и специальных работ о политических партиях тема истории буржуазной и социал-реформистской печати практически исчезла Исследователи изучали только историю партии большевиков и ее печати Причем, изучали односторонне, умалчивая о тех сторонах деятельности, которые упоминать было нежелательно для имиджа ВКП(б) /КПСС/ В монографиях и статьях Т.И. Антропова, Б.В. Глазова, Г. Костомарова, Т.Е. Крылова, Н. Лернера, П.А. Сатюкова, Е. Сутоцкого и др. освещались только победы большевистской прессы над периодикой политических противников. В этих работах употреблялись трафаретные фразы о роли большевистских газет в борьбе коммунистической партии за победу в гражданской войне. Однако научное изучение газетной прессы полностью не прекратилось, шло накопление материала. Оригинальное исследование провели С. Цыпкин, А. Шурыгин, С. Булыгин, которые составили хронику событий 1917–1922 гг., построенную на сообщениях периодической печати. В ней собран и богатый иллюстративный материал[4]. Шаг вперед в изучении печати на Дальнем Востоке был сделан Г.Е. Рейхбергом[5].

Очищение темы Октябрьской революции от деформаций сталинизма, начавшееся в связи с критикой культа личности Сталина во второй половине 50-х гг., сказалось на изучении газетной прессы анализируемого периода. Начался постепенный, хотя и зигзагообразный отход от догм «Краткого курса». Это нашло выражение в углубленном изучении большевистской периодики, в пробуждении интереса к истории небольшевистской повременной печати.

Но традиции «сталинской» историографии прерваны не были. Бюрократические методы руководства, догматизм и некомпетентное вмешательство в работу историков остались. Деятельность исследователей была затруднена и регламентирована цензурными ограничениями и установками ЦК КПСС. Политическое руководство СССР видело в исторической науке, прежде всего, средство идеологического воздействия на массы а не инструмент познания прошлого. С усилением застойных явлений в жизни общества эти тенденции нарастали. Подлинно научный подход к изучению общественных явлений в большинстве случае подменялся так называемой актуальностью. Идеологические установки во многом определяли принципы отбора источников и влияли на интерпретацию фактического материала. Очень часто принципы объективности и научности жестко подменялись принципом коммунистической партийности. Искажался и подход к принципу историзма. Под разными предлогами регламентировались правила работы над архивными источниками. Исследователи вынуждены были отказываться от поиска новых идей и подходов. Подавляющее большинство работ стали практически идентичными. Тиражирование одних и тех же идей и выводов стало характерной чертой монографий, диссертаций и статей о печати.

Но, несмотря на все сложности, работать стало безопасней и проще. Результатом работы ученых явился целый ряд обобщающих монографий, диссертаций и статей, посвященных истории отдельных видов прессы, деятельности партийных публицистов и литераторов, функционированию конкретных изданий. Изучались вопросы борьбы советов с небольшевистскими газетами, выявлялась роль, удельный вес и влияние отдельных групп газет.

Среди исследований, специально посвященных советским газетам, следует