ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Нассим Николас Талеб - Чёрный лебедь. Под знаком непредсказуемости - читать в ЛитВекБестселлер - Бенджамин Грэхем - Разумный инвестор  - читать в ЛитВекБестселлер - Евгений Германович Водолазкин - Лавр - читать в ЛитВекБестселлер - Келли Макгонигал - Сила воли. Как развить и укрепить - читать в ЛитВекБестселлер - Мизантроп- 5 - Маршрут призрака - читать в ЛитВекБестселлер - Сет Годин - Фиолетовая корова. Сделайте свой бизнес выдающимся! - читать в ЛитВекБестселлер - Марк Гоулстон - Я слышу вас насквозь. Эффективная техника переговоров - читать в ЛитВекБестселлер - Ирвин Ялом - Когда Ницше плакал - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> Джеймс Паттерсон и др. >> Маньяки и др. >> 6-я мишень

Джеймс Паттерсон Максин Паэтро «6-я мишень»

Наша благодарность всем тем профессионалам, которые не пожалели времени и щедро поделились с нами опытом: писателю и психиатру, доктору Марии Пейдж; доктору Хамфри Германюку, судебному патологоанатому округа Трамбалл, штат Огайо; капитану полиции Ричарду Конклину, Стэмфорд, штат Коннектикут; Алену Россу, доктору медицины, Монтегю, штат Массачусетс; судебным экспертам Филиппу Хоффману, Нью-Йорк, Мелоди Фухимори, Сан-Франциско, и адвокату Микки Шерману, Стэмфорд, штат Коннектикут.

Особая благодарность нашим прекрасным исследователям, Дону Макбейну, Элли Шуртлефф и Линн Коломелло.

Пролог Морская прогулка

Глава 1

Будущий убийца Фред Бринкли сидит, развалившись, на обитой синим банкетке на верхней палубе парома. Похожее на большой белый глаз ноябрьское солнце недобро взирает на рассекающий воды залива Сан-Франциско катамаран, и Фред Бринкли отвечает ему тем же.

Тень падает на него сверху, и детский голосок спрашивает:

— Мистер, вы не могли бы нас сфотографировать?

Фред качает головой — нет, нет, нет! — и злость заводит его, словно пружина часов, как стягивающаяся вокруг головы проволока.

Так бы и раздавил этого мальчишку. Как клопа.

Фред отводит глаза и мысленно напевает: «Ай-яй-яй-яй, сау-са-лито-линдо», — чтобы заглушить звучащие в голове голоса. Кладет руку на Баки, поглаживает его, успокаивая себя, через голубую нейлоновую ветровку, но голоса все равно гремят в мозгу отбойным молотком.

Неудачник. Дерьмо собачье.

Вверху пронзительно, пискляво, как дети, кричат чайки. Солнце проглядывает сквозь серое, пасмурное небо, и Фреду кажется, что он становится прозрачным как стекло.

Они знают, что он сделал.

Пассажиры в шортах и солнцезащитных козырьках вытянулись вдоль поручней, фотографируя Алькатрас и мост Золотые Ворота.

Мимо пролетает лодка под развернутым парусом; пена взлетает до перил, и Фред скрючивается от боли — кто-то вгоняет ему в голову плохое. Он видит парус. Слышит оглушающий хлопок.

О Боже! Лодка!

Кто-то должен за это заплатить!

Фред вздрагивает — двигатели натужно, со скрипом переключаются на обратный ход. Палуба вибрирует — паром втягивается в док.

Фред встает, пробивается через толпу, проходит мимо восьми белых столиков и потертых синих стульев. На него поглядывают, раздраженно и недовольно.

Он входит в открытую каюту на корме и видит, как мать отчитывает сына, мальчика лет девяти-десяти со светло-русыми волосами.

— Ты меня с ума сведешь! — кричит женщина.

Фред чувствует, как лопается проволока.

Кто-то должен за это заплатить.

Правая рука опускается в карман и находит Баки. Указательный палец проскальзывает в дужку.

Паром вздрагивает от удара о причал. Пассажиры хватаются друг за друга, смеются. Людские змейки тянутся к выходам на носу и корме.

Взгляд Фреда возвращается к матери с ребенком. Она маленькая, у нее дерматит, груди прорисованы под белой тканью блузки, темные соски указывают прямо на него.

— Да что с тобой вообще такое? — вопит женщина, перекрывая шум двигателей. — Ты меня достал, чертенок!

Баки — «смит-вессон» десятой модели — в руке у Фреда уже пульсирует, живет собственной жизнью.

В голове грохочет голос:

Убей ее. Убей ее. Она себя не контролирует!

Баки направлен между грудей.

БАХ!

Фред ощущает толчок отдачи и видит, как женщина, негромко вскрикнув от боли, отшатывается назад, а на белой блузке расползается красное пятно.

Хорошо!

Глаза у мальчика расширяются от ужаса, клубничное мороженое выползает из стаканчика, по штанине бежит темная струйка.

Он тоже поступил плохо.

БАХ!

Глава 2

Кровь брызжет на палубу, и в мозгу у Фреда словно раскрывается ослепительно белый парус. Верный Баки жжет пальцы, взгляд прочесывает палубу.

Голос в мозгу ревет: «Беги! Спасайся! Ты же этого не хотел».

Краем глаза Фред замечает, как к нему устремляется какой-то здоровяк — на лице ярость, в глазах ад. Фред вскидывает руку.

БАХ!

Рядом черная женщина, сжатая со всех сторон толпой. Она поворачивается к нему. У нее круглые щеки и круглые глаза. Смотрит на него и… читает его мысли.

— Ладно, сынок, — говорит черная женщина и протягивает дрожащую руку. — Хватит. Отдай мне оружие.

Ей известно, что он сделал. Как она узнала?

БАХ!

Женщина, умеющая читать мысли, падает, и Фред облегченно вздыхает. Люди в переднем отделении движутся волнами — толпа подается влево, натыкается на его взгляд, сжимается и устремляется вперед.

Они боятся Фреда. Боятся его.

Черная женщина у него под ногами держит мобильник в окровавленной руке. Хриплое дыхание вырывается из ее горла. Окровавленный палец нажимает кнопки. Нет, нет! Нельзя! Фред наступает ей на запястье. Потом наклоняется и заглядывает ей в глаза.

— Вы должны были остановить меня, — цедит он сквозь сжатые зубы. — Это же ваша работа. — Баки ввинчивается ей в висок.

— Нет! — молит она. — Пожалуйста, не надо!

Кто-то вскрикивает:

— Мама!

Худосочный черный парнишка лет, может быть, семнадцати-восемнадцати, бросается на него с занесенным над головой обрезком трубы. Он держит ее словно бейсбольную биту.

Фред спускает курок — БАХ! — и в этот же момент паром дергается вперед.

Пуля уходит в небо. Обрезок трубы падает, катится по палубе, и парень подбегает к черной женщине и падает рядом с ней. Защищает ее?

Люди ныряют под скамейки, их пронзительные крики словно прыгающие вокруг язычки пламени.

К шуму двигателей прибавляется металлический лязг становящегося на место трапа. Держа толпу под дулом револьвера, Фред наклоняется над перилами. Прикидывает расстояние.

От палубы до трапа около четырех футов, а потом еще нужно перепрыгнуть на пристань.

Фред убирает Баки в карман, берется обеими руками за поручень, отталкивается от палубы и мягко приземляется на трап. Солнце прячется за облаком, скрывая и Фреда, делая его невидимым.

Шевелись, морячок. Пошел!

Он