ЛитВек - электронная библиотека >> Всеволод Юрьевич Мартыненко >> Боевое фэнтези и др. >> Кость для Пойнтера

Всеволод Мартыненко Кость для Пойнтера.

С благодарностью: Евгении aka Melamory -- с пожеланием истинно эльфийской безмятежности; Витусу Вагнеру -- за прозорливое определение жанра и героя; И конечно, Наталии Мазовой отдельное спасибо -- за виртуозную шлифовку стиля из книги в книгу…

Кость для Пойнтера. Иллюстрация № 1 Кость для Пойнтера. Иллюстрация № 2

1. Унесенный собственным недомыслием.

Лети, лети лепесток, лети на запад, восток,

Лети на север, на юг, лети, наматывай круг…

(Здесь и далее -- А. Васильев, «Лепесток»)

Секс у всех человекоподобных рас, населяющих Анарисс, принципиально схож. Никаких различий нету и в том, что следует из кратких минут наслаждения спустя должное время.

У эльфей это счастливое ожидание достигает аж полутора лет. Долгая жизнь – и беременность тоже долгая, под стать иным срокам. Вдобавок где-то первые восемь месяцев попросту невозможно заметить ни малейших признаков грядущего пополнения семейства. Поэтому приходилось верить на слово женам, сразу двоим из трех, какому именно дню я обязан предстоящим отцовством. Тем самым утром, наступившим после ночи траура по многопрадеду моей древнейшей, нам и с нею, и с моей высокородной даже в голову не пришло задуматься о предохранении. Учитывая, что в тот раз инициатива принадлежала не мне и не старшей жене, все было абсолютно закономерно…

Впрочем, основные тяготы ожидания легли не на мои плечи и даже не на плечи самих виновниц предстоящей радости. Не на мои -- по исконному мужскому обыкновению держать почтительную дистанцию от подобных хлопот, не на их -- по причине их положения. Причитать и сбиваться с ног предстояло младшей из троих жен, Алир. Тем более, что у нее это всегда отлично получалось. Светлоэльфийская дива пуще зеницы ока оберегала старших в семейной иерархии подруг, изводила целителей бесконечными разговорами о течении беременности и фургонами скупала всевозможные нужности для будущих мамаш. В полетах по городским лавкам загоняла семейный флайбот до полного износа управляющих цепей, да и мне самому изрядно вымотала нервы непрерывной радостной истерикой.

Вот чтобы разом избавиться от обоих этих нестроений, я и решил сам заняться ремонтом летающей лодки. До расчетных сроков оставалось пара недель, и мне в голову не приходило других вариантов, как их пережить. Ангар же находился достаточно далеко от верхних покоев, где суета Алир достигала максимального накала. Эх, за две недели я так наш фамильный крейсер заремонтирую до полной смены концепции, не то что какой-то флайбот…

Хорошо хоть Хирра с Келлой последние полгода пребывали в блаженно-отстраненной безмятежности. Чем замечательно неколебимое телесное здоровье эльфей -- беременность не наносит ему того урона, к которому привыкли женщины прочих разумных рас (разумеется, за вычетом мелких зеленых гоблинов – те вообще яйцекладущие).

…Зато Алир вот отнюдь не яйцекладущая, а квохчет так, будто того гляди снесется! Хотя как раз ей-то в ближайшее время и живорождения не предстоит! А в результате уже мне самому не светит даже намека на безмятежность.

Под такие мысли я в очередной раз уронил себе на ногу амулет прозвона цепей. Понятное дело, тот зазвонил -- истошно, как будильник хмурым утром. Да еще покатился в самый дальний угол, только что не подпрыгивая от обиды. Во всяком случае, звук в ходе его передвижения получался именно такой, с неким вздергиванием каждую пару секунд. Ну что поделаешь, ловить его, кроме меня, тут некому.

По полу чувствительно тянуло сыроватым сквозняком. После обеда погода основательно испортилась, и в открытый проем ангара задували порывы предгрозового ветра. Снаружи серые лохматые облака неслись стремительно даже на глаз. Казалось, что они цепляются когтистыми лапами за края главных ворот, запуская внутрь клочья тумана.

Флайбот, висящий в воздухе на одном заклятии нейтрализации веса, ощутимо мотало туда-сюда этими ураганными сквозняками, несмотря на прочную привязь. Снятые с него ходовой котел и основные волноводы громоздились нелепой кучей, подобной внутренностям выпотрошенного слона или особо крупного дракона. Не доставляло никакого удовольствия лавировать между этим барахлом в погоне за беглым амулетом, по форме напоминающим веретено.

Наконец упрямый прибор был пойман и принужден к молчанию. Теперь предстоял обратный путь через россыпи деталей, разложенных на листах «Коммерческого бюллетеня» с алым обрезом -- ни на что другое основная газета Концерна Тринадцати все равно мне не годилась.

Совсем уже решив аккуратно просочиться по стеночке в обход этих развалов, я вдруг заметил, что флайбот обретается совершенно не там, где ему полагалось быть. Более того, с каждым порывом сквозняка воздушная лодка ощутимо сдвигалась с места в направлении открытого проема основных ворот! Швартов то ли перетерся, то ли просто соскользнул с кнехта, но теперь ветер уносил прочь пустую неуправляемую скорлупу. До того, чтобы птичкой выпорхнуть наружу, летающей лодке оставалось не больше собственной длины.

Отчаянно демонясь, я вприпрыжку ломанулся прямо по маготехнические залежам на полу. Пару раз под каблуком что-то хрустнуло, но тут уже было не до сожалений. Новые детали всегда можно заказать телепосылом, а если я сейчас замешкаюсь, мне это барахло по-любому будет без нужды.

Подхваченный крепнущим ветром флайбот удалось настигнуть лишь в неполной дюжине футов от проема. Ухватившись обеими руками за кнехт на корме, я принялся тянуть непокорное суденышко на себя, надеясь остановить и вернуть его на место. Однако не тут-то было! Заклятие нейтрализовало вес, но никак не массу и не инерцию флайбота. Да и парусность его тоже никуда не делась, поэтому, несмотря на все мои усилия, он продолжал двигаться в прежнем направлении. А я, скользя на каблуках, волочился следом за ним, словно хисахский ездок на прибойной доске за воздушным змеем.

Для того, чтобы остановить строптивую посудину, требовалось за что-нибудь зацепиться, а еще лучше затянуть пару-тройку оборотов каната на подходящем упоре. Продолжая тащиться по полу, я отчаянно завертел головой в поисках такого упора, а заодно и троса. Но если первое и искать не надо было -- на полу каждые полдюжины ярдов выступали головки скрытых причальных битенгов, которые выскакивали от нажатия с проворотом, – то с вторым дело обстояло совсем плохо. Все наличные канаты, шнуры и тросы, аккуратно смотанные в бухты, висели на крючьях, вбитых в самую