Сломленные

Оригинальное название: Torn (Wicked #2)

by J. Armentrout

Переведённое название: «Сломленные» (Грешные #2)

Дженнифер Арментроут

Перевод: Анастасия Козырева, Anti Heroine, Диана Дуля, Екатерина Короткова, Екатерина Вороная, Александра Волкова

Редактор: Полина Литвинова

Русификация обложки: Александра Волкова

Вычитка: Екатерина Короткова

Переведено специально для групп: JENNIFER L ARMENTROUT | Lux | Wicked [https://vk.com/the_lux_series ] и Jennifer Armentrout|Дж. Арментроут [https://vk.com/jarmentrout ]


ПЕРЕВОД ВЫПОЛНЕН В ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫХ ЦЕЛЯХ И НЕ ПРЕСЛЕДУЕТ КОММЕРЧЕСКИЕ ЦЕЛИ. ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ УДАЛЯЙТЕ ФАЙЛ С ЖЕТСКОГО ДИСКА. РАЗМЕЩЕНИЕ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ПЕРЕВОДА КНИГИ «СЛОМЛЕННЫЕ» НА ПЛАТНЫХ РЕСУРСАХ ЗАПРЕЩЕНО.  

Глава 1

Алая как роза кровь бурлила на ладони, точно вулкан перед извержением.

Я − Полукровка.

Это была я. Все это время. И Рен, о мой Бог, Рен здесь для того, чтобы найти и убить меня, потому что Принц, мать его, Мира Иного оказался в нашем, человеческом мире. Принц здесь, чтобы переспать с Полукровкой, зачать ребёнка, из-за которого начнется настоящий Апокалипсис... он здесь, чтобы переспать со мной.

Со мной.

Меня сейчас стошнит.

Прямо на деревянный пол.

Задыхаясь, я взглянула на Динь:

− Почему? Почему ты мне не сказал?

Крылья Динь тихонько покачивались, он молчал. Проклятый брауни. Проклятый брауни, которого я нашла на кладбище Сент-Льюис. Брауни, чьё поломанное крыло я бережно бинтовала. Брауни, которому я позволяла жить в своей квартире последние два с половиной года и которого стоило прибить за то, что он потратил целое состояние на покупки через Амазон. И этот брауни скоро получит пинок под зад и полетит обратно в Мир Иной.

Он сцепил руки на груди, рубашка в сахарной пудре. Лицо все в белых пятнах, словно он только что окунулся в тарелку кокса.

− Не думал, что до этого дойдет, − сказал он.

Я рассматривала руку, по которой струилась влажная, теплая кровь.

− Как видишь, до этого дошло.

− Я считал, что мы закрыли все Врата, Айви. Никто понятия не имел, что здесь есть вторые. Мы верили, что ни у Принца, ни у Принцессы нет ни единого шанса пробраться в этот мир. Это даже не обсуждалось.

Опустив руку, я покачала головой:

− Представляешь, Динь, а оказалось, что надо было все-таки допустить такую возможность! И теперь у нас огромная, размером с Годзиллу, проблема!

− Я уже понял, − он подлетел к кровати и приземлился на одеяло. − Я не хотел лгать тебе.

Я нахмурилась и обернулась.

− Не хочу тебя расстраивать, Динь, но если ты не собираешься лгать кому-то, то просто не лги.

− Зна-а-аю, − его босые ноги путались в пурпурном постельном белье, − но ты бы не поверила мне, если бы я рассказал, не так ли? У меня ведь не было тернового кола.

Хорошо. Здесь он прав.

− Но когда я впервые привела тебя сюда, ты должен был сказать что-то.

Динь опустил подбородок.

Я сделала глубокий вдох.

− Знал ли ты, кто я, когда впервые увидел меня?

− Да, − сказал он и быстро продолжил, − но это было не специально. Совпадение. Или судьба. Мне нравится думать, что наша встреча, это − судьба.

− Достаточно.

Было больно понимать, что он держал меня в неведение все это время. Это обжигало душу. Я не знала, кто он.

Я даже не знаю, кто я.

− Я не знал, пока ты не приблизилась, потом почувствовал в тебе слабую кровь Фэйри. Но ты права. Я должен был сказать тебе, Айви-Дайви. Но побоялся... Побоялся того, что ты будешь с этим всем делать.

Динь внезапно откинулся назад на покрывало, раскинув маленькие ручки и ножки.

− Я не хотел тебя расстраивать, потому что ты помогла мне. И еще не желал, чтобы ты сделала что-то необдуманное.

− Что я могла бы сделать? − в горле образовался ком. − И теперь... Что делать теперь?

Он приподнял крохотные ручки.

− Не знаю, ты могла ранить себя.

Я открыла рот от изумления и тут же вздрогнула от резкой боли с левой стороны, где лицо было опухшим и побитым. Ранить себя? Я посмотрела вниз, на лежащий на полу кол.

− Нет, − прошептала я, наклоняясь и поднимая деревяшку. Используя свою футболку вместо тряпки, вытерла с его кончика кровь.

− Я не хочу умирать.

− Рад это слышать, − Динь все еще сидел, опустив руки.

Я положила кол на комод, рядом со своими кинжалами и собственным железным колом.

− Я бы не навредила себе, Динь.

− Но ты попыталась бы уйти, − Динь оказался ближе, прямо позади меня.

Я глубоко вздохнула, но это не помогло. Уйти? Таков следующий план действий? Я отошла от комода, избегая Динь, что было тяжелее, чем кажется на первый взгляд, учитывая, что он размером с куклу Барби. Уставшая от потрясений, я подошла к краю кровати и села. Усталость была связана не только с многочисленными ранами, которые пусть медленно, но заживали.

Мысли вращались слишком быстро. Я закрыла глаза и легла на спину, позволив ногам свисать с кровати, когда паника скрутила живот. Сама идея ухода заставляла сердце учащенно биться. Покинуть Новый Орлеан означало оставить Орден, а это очень серьезно. Нельзя же просто взять и уйти. Это равносильно побегу из армии. Меня объявят в розыск. Другие члены Ордена будут искать, а в каждом штате есть наши подразделения. Если я убегу, Дэвид подумает, что я предательница... как Вал, и свяжется с главарями в других городах. Но есть кое-что помимо долга перед Орденом, что удерживает меня от побега.

Черт, мой долг перед Орденом говорит, что я должна немедленно сдаться. Но...

Впервые в жизни внезапное нежелание поступать правильно не имело отношение к моим принципам.

Оно было связано только с Реном.

Уйти − значит бросить его. И сама мысль об этом разбивала сердце. Я люблю его. Боже, я люблю его больше, чем пралине и пончики, а это не пустые слова, потому что моя любовь к сладкому могла посоперничать с самыми эпическими историями любви, известными человечеству. Вероятность никогда не увидеть его снова вызывала желание сжаться в комок, что было бы невероятно глупо, потому что с моими отбитыми ребрами такое действие причинит адскую боль.

Нельзя было сближаться с ним.

Всё это время я беспокоилась о том, что он может умереть, как все мои близкие. Никогда мне не приходило в голову, что я потеряю его из-за необходимости уйти. Или бежать, причем быстро.

Но что я могла сделать? Нельзя позволить Принцу выполнить его план. Ребенок, созданный от союза Принца и Полукровки, буквально распахнул бы все двери в Мир Иной. Они останутся навсегда открытыми, и каждый Фэйри сможет пройти. Люди станут завтраком, обедом и ужином − не более.

− Ты сейчас думаешь об этом, − объявил Динь.

Я сейчас много о чём думаю.

Он приземлился на мое согнутое колено, и я не сбросила его только потому, что больно будет в первую очередь мне.

− Ты думаешь, что единственное, что ты можешь сделать − это уйти, но это не поможет. Ты забываешь кое-что очень важное. Точнее, две вещи, − он сделал паузу. − Подумай хорошенько, ты многое упускаешь. Потому что головой ударилась...

− Динь, − предупредила я.

Он топал по моей ноге, и ощущалось это, как будто по мне ходит кошка.

− Ты должна согласиться.

Я открыла глаза. Левый был ещё опухшим, поэтому Динь казался размытой фигурой, которая стояла у моего бедра.

Он обхватил руками рот:

− Секс. Согласись на секс с Принцем. Это единственный способ зачать ребенка, если ты не знала. Нет очарованию. Никакой магии или принуждению. Никаких трюков. Знаешь, ты должна действительно хотеть этого.

− Я знаю, что такое согласие на секс, − огрызнулась я.

− Судя по всему, не знаешь, − Динь спрыгнул с моего бедра и