ЛитВек - электронная библиотека >> Любовь Тильман >> Современная проза и др. >> Мир круженья

Любовь Тильман
Мир круженья

Проза

Рассказы

Вхождение

Попытка доказать бесспорную истину какого-либо суждения, в противовес всем остальным, всегда вызывала во мне протест. Как можно говорить об одновариантности в мире, где всё, абсолютно разнящееся, составлено из одних и тех же элементов, перетекая одно в другое, а вся информация перерабатывается на основе личного восприятия, знаний и опыта субъекта?! Я считала это крупным недостатком своего характера и научилась держать его в узде. Однако время показало, что в этом протесте имеются и положительные стороны.


В любом городе, где мне приходилось бывать, я посещала музеи, а в те, где были объёмная экспозиция, или затронувшие Душу экспонаты, старалась попасть при каждом удобном случае. Но в один из приездов, основная экспозиция Эрмитажа оказалась закрытой, вместо неё посетителям предлагалась передвижная выставка «Искусство Франции ХХ век…».


Стеклянный куб, доверху заполненный лежащими велосипедами. Стоящие горкой один на другом с десяток унитазов. Сваленные в кучу куклы, с оторванными головами. Поломанные детские игрушки. Металлическая клеть, забитая противогазами. Кастрюли… Манекены… Я ходила потерянная среди витрин и импровизированных площадок, не понимая ни значений, ни посылов, ни смыслов. Чувства отказывались принимать подобные инсталляции в качестве искусства, а отдельные из них, как например грязные, посеревшие от времени тряпки, вызывали чисто физическое отвращение.


На абстрактные полотна я вообще не обращала внимания. Какой был смысл их разглядывать, если я никогда не понимала подобных работ, даже после книг, лекций и общения с художниками, некоторые из которых, в порыве любви и отчаяния мне что-то доказать, называли меня просто дурой.


Устав от трёхчасового топтания по залу, я присела отдохнуть на небольшой топчанчик, стоящий за простенком у приоткрытого окна и, от нечего делать, уставилась на висящее в метре от меня живописное полотно – кусочки кружев, листики, цветочки, цветные лоскутки… Стало так нестерпимо тоскливо, что я привстала, собираясь покинуть выставку, но опять села – проход загораживала пожилая семейная пара, разглядывая ту же картину и негромко переговариваясь:

– Ты понимаешь, что здесь?

– Я нет. А ты?

– И я нет. Такое впечатление, что смели в кучу мусор в какой-то швейной мастерской, а потом срисовали его с натуры.

– Откуда в мастерской опавшие листья?

– Почём я знаю?! В окно залетели.

– Тогда логичнее предположить, что они вымели мусор на улицу, а художник просто решил зафиксировать это безобразие.

– Ага, и добавил от себя обрывки рукописных страничек и засушенные цветочки.


Я невольно слушала этот диалог, еле сдерживая смех, на сто процентов соглашаясь с каждой его строчкой и мысленно благодаря неожиданных комментаторов за подаренное настроение.


– Пошли скорее, там оружие, – потянул мужчину за рукав подошедший подросток.

– Сейчас идём, – жестом руки приостановила его дама, – только глянь, пожалуйста, название картины и кто её автор.

– Здесь очень непонятно написано, – отозвался мальчик, приблизившись вплотную к простенку, – а на бумажке, наклеенной внизу, напечатано «Девушка».


Какая странная девушка, – продолжали они беседовать, направляясь в глубь выставки, – ни рук, ни ног, один глаз, да и тот непонятно на чём.


А я вдруг прозрела: «Девушка! Конечно же девушка!» – во мне всё бурлило и ликовало от внезапного просветления. Нет разницы какие руки, ноги, лицо, причёска… Это внешняя атрибутика, присущая любому полу и возрасту. Душа девушки – бантики, кружавчики, красивые лоскутки; бережно хранящиеся в тайничках дневники и записочки, подаренные веточки, камушки; засушенные меж страничек любимых книг цветочки и листики… Да, передо мной несомненно был образ девушки, раскрытый каким-то талантливым мастером.


Ещё раз мысленно поблагодарив людей, подаривших мне новое видение, я опять пошла по залу разглядывая экспонаты. И то, что раньше казалось мне просто кучей хлама, «заговорило» о неразумном отношении человечества к окружающей среде, перепроизводстве, тленности и конечной ненужности столь ценимых нами вещей, из-за которых мы разоряем Планету, убиваем друг друга и губим своих детей.


Кошачья жизнь

– Ну что, Васька, пошли, – позвал Алексей огромного рыжего кота, подходя к дому.

– Почему ты зовёшь моего кота? – удивился Толик, живущий этажом ниже. – Жорик, а ну иди к папочке, ты как на улице оказался?


Кот безразлично повернулся хвостом к обоим мужчинам и вальяжно прошествовал до конца здания. Миновав угол и убедившись, что за ним никто не идёт, он бегом помчался к кухонным балконам и молнией оказался на втором этаже.


Когда Алексей вошёл в квартиру, его встречал Васька, требовательно мяукая и зовя к холодильнику. Видно это и впрямь был другой кот, – удивился Алексей, дал животному консервы и занялся своими делами. Вскоре рыжее создание уже кружилось у его ног, заглядывая в глаза и норовя забраться на руки.

– Отстань, ты поел, а я ещё нет, мне тоже надо покушать, – Алексей погладил и легонько оттолкнул кота, наблюдая, как тот обиженно полез под комод.


Увидев, что хозяин пошёл в ванную, кот мгновенно выскользнул из укрытия, метнулся на кухню и через мгновение уже намявкивал Толику, какой он нерадивый хозяин: запер кота одного дома на целый день, а еды оставил тараканам на смех. Поев и позволив мужчине приласкать себя, кот подошёл ко входной двери и стал проситься на улицу.

– Ну что ты у меня за гуляка такой, Жорик, я тебе и подушку на коврик у вешалки положил, чтобы теплее спать было, – улыбнулся Толик, выпуская кота, – а тебя каждую ночь на улицу тянет.


Вернувшись к Алексею, кот бегом забрался под комод и с недовольной мордой, ворча, вылез оттуда на хозяйский зов к примирению, пару раз куснул за руку, а затем устроился на коленях и замурлыкал. Он знал, что спать будет на кровати, привалившись к тёплому плечу человека.


Ночной звонок. Странности жизни

Иногда с человеком происходят события, которые он не в состоянии до конца понять и объяснить даже себе. Они заставляют разум быть более восприимчивым к тому, что в просторечье называется «чудом», отыскивая аналогии и углубляясь в пучины верований и науки.


Телепередачи меня никогда особо не интересовали,

ЛитВек: бестселлеры месяца
Бестселлер - Дмитрий Алексеевич Глуховский - Будущее - читать в ЛитВекБестселлер - Ю Несбё - Полиция - читать в ЛитВекБестселлер - Слава Сэ - Сантехник. Твоё моё колено - читать в ЛитВекБестселлер - Максим Валерьевич Батырев (Комбат) - 45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя - читать в ЛитВекБестселлер - Нассим Николас Талеб - Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса - читать в ЛитВекБестселлер - Роберт Гэлбрейт - Зов кукушки - читать в ЛитВекБестселлер - Джо Диспенза - Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели - читать в ЛитВекБестселлер - Кэрол Дуэк - Гибкое сознание. Новый взгляд на психологию развития взрослых и детей - читать в ЛитВек