ЛитВек: бестселлеры недели
Бестселлер - Александр Евгеньевич Цыпкин - Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы - читать в ЛитВекБестселлер - Диана Уинн Джонс - Ходячий замок - читать в ЛитВекБестселлер - Диана Уинн Джонс - Воздушный замок - читать в ЛитВекБестселлер - Светлана Бронникова - Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть - читать в ЛитВекБестселлер - Стивен Р Кови - Семь навыков высокоэффективных людей: Мощные инструменты развития личности - читать в ЛитВекБестселлер - Роберт Тору Кийосаки - Квадрант денежного потока - читать в ЛитВекБестселлер - Борис Акунин - Другой Путь - читать в ЛитВекБестселлер - Денис Александрович Каплунов - Контент, маркетинг и рок-н-ролл. Книга-муза для покорения клиентов в интернете - читать в ЛитВек
ЛитВек - электронная библиотека >> Кирилл Михайлович Королев >> История >> Войны античного мира: Македонский гамбит.

Кирилл Королев Войны античного мира: Македонский гамбит

От издателя

Несчетное число прекрасных идей по переустройству городов, государств Ойкумены навсегда останутся в разговорах, свитках и записях на песке. Идеи, поданные штучно, рассредоточенные по философским школам, утопленные в бесконечных дискуссиях никогда не получат своего воплощения. И жизнь Ойкумены будет разворачивать согласно стохастической энтропийной программе, как воплощение траектории оползня в горах: насколько велико давление грязевого потока, да как ляжет скальный рельеф.

До того мгновения, пока в системе не будет сформирован целостный, системный план ее настройки и развития. И не будет понят и задействован естественный движок социума — простая информационная машина, изложенная группой правил, принципов, или если угодно, заклинаний. Пока некто не соберет воедино весь пакет инноваций, предложенных философами, торговцами, военными, строителями — практиками и теоретиками уникального знания, «как надо поступать». И не применит эти знания пусть к очень небольшому пятачку — к смутной стране на севере Балканского полуострова.

Под жестким управлением македонского царя Филиппа был создан удивительный в своей системности проект: маленькое полудикое государство с монометаллической монетой, небывалой регулярной армией нового типа, независимой — подчиненной напрямую царю — налоговой службой, с начатыми разработками мощных ирригационных систем. И в государстве возмужало молодое поколение, которому было тесно в провинциальных границах родины. Возник небывалый плацдарм для обкатки новой системы на окружающем мире. Великий стратег исполнил свою миссию и умер, оставив готовую машину, которую надлежало испытать в действии и отладить на практике.

Евро-Атлантической цивилизации повезло. Машина новой системы и горячие мальчишки, рвущиеся в далекие миры, оказались в руках человека решительного. Решительного на грани безумия и знающего, убежденного, что машина сможет работать, если исполнять основные принципы, заложенные в нее конструктором. Заклинания были просты: идейная настройка, своевременное питание и одежда, и главное — движение. Пока машина мира движется в новые пространства — она работает безукоризненно, а значит, побеждает и с лихвой обеспечивает себя и своего владельца. Обеспечивает всем — богатством, славой, успехом… И даже более того.

Александр Великий. Его походы привели к расширению границ греческого мира вплоть до Индии и создали уникальную эллинскую цивилизацию, протянувшуюся от южной Европы до берегов Инда. Удивительна личность великого Тактика: образованный и жестокий, терпеливый и решительный, безудержный в желаниях и способный удержать в узде гигантскую империю. Человек, который аккуратно и упорно воплощал идеи, собранные отцом на всей территории Империи. И всю свою недолгую жизнь разыгрывал рисковый гамбит с Ойкуменой, мечтая осуществить божественную идею: слить все народы Ойкумены в один, возведя их в единый общечеловеческий стандарт. И умер неожиданно, на тридцать третьем году жизни, занимаясь усовершенствованием ирригационной системы Евфрата и заселением побережья Персидского залива.

В Малой Азии еще оставались Пафлагопия, Каппадокия и Армения. А может, его движение было бы направлено на Аравию и к Каспию. После его смерти осталось свыше семидесяти новых городов, заложивших основы цивилизации во многих варварских краях. Наследники власти Александра продолжили процесс ассимиляции народов и распространение эллинистической культуры.

Но самым главным итогом грандиозного эксперимента Александра стал факт возможности такой систематизации Ойкумены.

Что ж, как гласит спартанский декрет: «Если Александр хочет быть богом, пусть будет им».

Николай Ютанов.


Исходные условия

Несколько слов о вероятностной истории.

I

Мир есть текст, допускающий бесконечное множество интерпретаций.

История мира есть текст, число интерпретаций которого стремится к бесконечности.

На рубеже бесконечного множества и множества, стремящегося к бесконечности, возникает вероятностная история — моделирование текста истории на основе интерпретации текста мира.

Вероятностная история есть полисемантичная коммуникация между настоящим и прошлым, коммуникация, при которой прошлое воспринимается как текст, прочитываемый в перспективе настоящего.


II

Интерпретация мира зависит от бесконечного множества обстоятельств.

Интерпретация истории зависит от обстоятельств, число которых стремится к бесконечности.

На рубеже этого бесконечного множества и этого множества, стремящегося к бесконечности, возникает основной постулат вероятностной истории — «что было бы, если бы?..»

Вероятностная история есть метаязык, то есть совокупность методов и приемов, позволяющих дешифровать прошлое, отталкиваясь от постулата «что было бы, если бы?..»; метаязык, основанный на комбинаторике как способе прочтения текста-прошлого.


III

Грамматическая система истории не знает сослагательного наклонения.

Грамматическая система вероятностной истории зиждется на сослагательном наклонении.

Сослагательное наклонение есть моделирование прошлого из настоящего. Это моделирование синхронично и, как всякое моделирование вообще, предполагает определенный набор грамматических правил, порождающих конкретный хронотоп.

Вероятностная история есть синхроническое моделирование мира-текста посредством «порождающей грамматики» исторического метаязыка.


Краткий геополитический пролог

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный Господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?
Редьярд Киплинг. «Баллада о Востоке и Западе»[1].

Ландшафт, за которым прочно закрепилась характеристика «колыбель цивилизаций». Ландшафт с чрезвычайно благоприятными для биоантропоценоза климатическими условиями; ландшафт компактный — и потому породивший прообраз единого информационного пространства; ландшафт прибрежный — и потому

ЛитВек: бестселлеры месяца
Бестселлер - Надежда Николаевна Мамаева - Черная ведьма в Академии драконов - читать в ЛитВекБестселлер - Алекс Михаэлидес - Безмолвный пациент - читать в ЛитВекБестселлер - Стивен Хокинг - Джордж и Большой взрыв - читать в ЛитВекБестселлер - Марина Суржевская - Драконье серебро - читать в ЛитВекБестселлер - Наталья Ринатовна Мамлеева - Отказ - удачный повод выйти замуж! - читать в ЛитВекБестселлер - Робин Норвуд - Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь - читать в ЛитВекБестселлер - Ричард Шеперд - Неестественные причины. Записки судмедэксперта: громкие убийства, ужасающие теракты и запутанные дела - читать в ЛитВекБестселлер - Александр Фридман - Как наказывать подчиненных: за что, для чего, каким образом. Профессиональная технология для регулярного менеджмента - читать в ЛитВек